КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

«Я Земля, я своих провожаю питомцев! Сыновей, до-че-рей…» – напевали многие зрители, выходя из дверей театра в пятницу 16 сентября. Свершилось. Театральный сезон открыт. Чем? Сказать сложно. Нет, название спектакля – «За двумя зайцами», режиссёр – господин Клепиков. А вот что это было – мы до сих пор не поняли. Не осознали – то ли это совершенный провал, то ли произведение настолько гениальное, что для осмысления должны пройти годы, десятилетия, ну, или хотя бы месяц? У нас нет столько времени, потому впечатления с пылу с жару.

Помните, анонсируя спектакль, «ГС» брал интервью у режиссёра? Тогда Юрий Васильевич сам затруднялся определить жанр будущего произведения. Комедия, фарс, мелодрама, поэма… В итоге должно было получиться что-то синтетическое, в хорошем смысле слова – жанровый синтез, который вызывает разные эмоции: смех, слёзы, печаль, веселье. А получился – модный сейчас танец vogue. (Vogue – стиль танца, базирующийся на модельных позах и подиумной походке. Отличительные особенности: быстрая техника движения руками, вычурная манерная походка, падения, вращения, обильное количество позировок, эмоциональная игра. Исполняется Vogue под музыку в стиле House.)

Музыки House в спектакле не было, зато стартовал драматический Vogue песней «Гоп-стоп», исполненной артистами под «фанеру». Зачем господа артисты изображали пение – непонятно, могли бы просто станцевать под музыку, и это зрелище было бы много приличнее. Но, возможно, это сделано специально, чтобы подчеркнуть абсурдность предстоящего действия. Заявленная грабительская тема развития не получила. Несчастный Голохвастов, которому надлежало быть коварным обольстителем и татем девичьих надежд, у Кирилла Деришева не состоялся. Пока. Почему – пока? Потому что создаётся впечатление, что актёру надо наиграть роль, внутренне дорасти до развращённого, гадкого и подлого Голохвастова. (Хех, хорошее ж пожелание получилось, не правда ли? Дорасти до подлеца). Сейчас маска, надетая на безусловно талантливого молодого актёра, ему явно велика. Он как будто ещё не слишком-то поверил в себя и в возможность играть этакую гадюку. Так бывает, когда в силу каких-то обстоятельств юноша-подросток вдруг остаётся за главного в семье. Огромная ответственность вынуждает его быть строгим и деловым, сурово хмурить брови и, может быть, даже курить и ругаться матом. Но вся эта напускная взрослость ещё не делает его брутальным мужчиной. Не потому что он плох, просто надо набраться опыта и вырасти. Подобные ощущения возникают и от игры Кирилла Деришева. Мы были свидетелями чудесных образов, созданных молодым актёром, в которых он выглядел органично и даже феерично. Что до Голохвастова, с технической точки зрения всё чётко (опять приходит на ум модный танец) – Кирилл Деришев пластичный, эмоциональный, быстро меняющий темп, местами ироничный и беспардонный. Однако, заявленного Голохвастова, который «не такой, как все», который осознал всю бессмысленность Подола и захотел вырваться из привычной жизни, не получилось. Напротив, в спектакле он предстаёт именно типичнейшим «подольцем», я бы сказала, наихудшим проявлением Подола. Начиная с исполнения песни «Нью-Йорк, Нью-Йорк» и заканчивая цирковым аттракционом с взмыванием «под купол» в дурацком клоунском парике. Осталось также непонятным, почему Голохвастов режиссёра Клепикова взял на себя повышенные обязательства: перещупал и облобызал практически всех подольских женщин. Возможно, чтобы оправдать кодинг 18+. Даже «чернице», которая «только снаружи», досталось внимание.

Несомненное украшение спектакля – две пипоньки, кисточки, зозулечки, букольки. Наталья Гришагина и Владимира Петрик. Обе молодые актрисы безумно хороши, очаровательны, каждая в своём образе. Напористая и властная, уверенная в себе, но нежно влюблённая Проня готова на любые жертвы ради своей мечты – Голохвастова. Она даже щелчки и явные издевательства воспринимает как должное. Но разве эта Проня – страшна? Да, избалована и залюблена родителями (Светлана Киверская и Константин Алексеев), так что же? Яркая, красивая, эффектная девица никак не вяжется с характеристиками, данными ей окружающими.

Особо хочу остановиться на игре Владимиры Петрик. Её Галя – самый милый и забавный персонаж в этом спектакле, зозулечка и кисточка высшей пробы. На первый взгляд, невинное дитя, кроткое и застенчивое, но уже выучившее маменькину любимую песню: «Я земля, я своих провожаю питомцев…», Галя неизбежно превратится в будущем в Лымариху. Перестав кричать, бегать по сцене и безудержно выплёскивать кипучую энергию, Владимира Петрик открылась в этой роли с совершенно новой стороны. Она умеет быть загадочной, глубокой, утончённо-ироничной, лукавой. Хочется надеяться, что в этом направлении молодая актриса и будет развиваться.

Нельзя оставить без внимания самый яркий, шумный, безудержный персонаж – Лымариху в исполнении Юлии Петрушиной. Может, у Саровского драмтеатра где-то в укромном уголочке припрятана машина времени? Просто удивительно достоверной получилась рыжеволосая бестия из «того времени». Худющая, громкая, развязно-сексуальная Лымариха превзошла все ожидания. Актриса играла, что называется, на разрыв аорты. (Дай Бог здоровья Юлии!) И песни, и танцы в её исполнении точно надолго запомнятся зрителю.

Стабилизирует и как-то помогает переварить весь этот Vogue-эксперимент старшее поколение артистов театра. Как только на сцене появляются Светлана Киверская с Константином Алексеевым, на душе становится спокойнее. Дуэт Киверская-Алексеев весьма гармоничен. Любящие родители ради счастья дочери готовы и панталоны модные нацепить, и на кухне посидеть, дабы не смущать своим невежеством дочкиного кавалера. Когда они думают, что их любезная Проня Прокопьевна умерла, не вынеся коварства жениха, на мгновение появляется щемящее чувство жалости к этим людям. Но, как и почти всё в этом спектакле, момент истины не случается, опять возникает ощущение «не дожали»

Что зритель? Зритель смеялся, особливо в тех местах, где герои показывали друг другу дули, шлёпали по лбу и давали пинка. Такой юмор цирковых ковёрных, разве что банановых корок не выкладывали под ноги. Справедливости ради, надо сказать, что были моменты с тонкой иронией (как мы уже писали, в основном, связанные с персонажем Владимиры Петрик, Натальи Гришагиной и появлением старшего актёрского поколения).

В очередной раз хочется восхититься декорациями – уютное обрамление из гигантских листьев оплело сцену, что создало всё-таки позитивное настроение. Костюмы героев, как и их игра, впрочем, не составили общего ансамбля. Но, может, опять же, так и было задумано. Вообще, если честно, лично у меня по поводу этого спектакля нет чёткого понимания и представления. То вдруг он мне напомнит театр абсурда странными и хаотичными передвижениями героев. И их обособленностью – не видят, не слышат друг друга. Дочь, страшно вращая глазами, приказывает родителям привести себя в порядок. И те, выполнив просьбу, тут же как будто забывают о величии грядущего момента, выпивая стопку за стопкой с появившейся родственницей. Мамаша сватает красавицу-дочь за первого приглянувшегося ей пройдоху и сама закидывает ему ноги на плечи…

В конце спектакля главный герой, поглумившись над совершенно всеми жителями несчастного Подола, так и не поимев с них ничего (во всяком случае, его обогащение ни из чего не следует), на лонже отправляется через океан, весьма собой довольный… Ну какая-то абракадабра, честное слово.

При всём при этом (а наши постоянные читатели вряд ли могут упрекнуть «ГС» в ангажированности), мне кажется, что у спектакля есть будущее. Потому что он ещё вырастет. Когда мы разговаривали с Юрием Клепиковым, он не раз повторил фразу: «Женщина вынашивает ребёнка 9 месяцев. А мы делаем спектакль за гораздо меньший срок…». Так вот, продолжая мысль, выскажу предположение, что данной постановке надо «дозреть». То, что мы увидели 16 сентября – это лишь наброски, которые прорастут, поднимутся и расцветут всею заложенною в них потенциальной силой и красотой.

«Долетайте до самого Солнца и домой возвращайтесь скорей!»

Анна Шиченкова

г. «Голос Сарова», 2016 г., № 17