КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

13 и 14 мая в Саровском драмтеатре состоялась премьера спектакля «Сбитый дождем»

Режиссер-постановщик Галина Зальцман приехала из Москвы, чтобы рассказать взрослым сказку, придуманную известным колумбийским писателем Габриэлем Гарсия Маркесом, на театральный язык переложенную белорусским драматургом Андреем Курейчиком.

Который день дождь заливает деревушку у моря. Болеет ребенок, надоедливые крабы заползают в хижину бедной молодой семьи. И вдруг (в сказке так всегда и бывает – вдруг)… падает сверху старик. Откуда сверху? С неба? И не простой он старик. Нищий, неопрятный – этим жителей деревушки не удивить, — но вот огромные крылья как у ястреба за спиной настораживают и удивляют. Соседка распознала в крылатом старике ангела. Что это — чудо? Но люди недоверчивы… Зачем им чудо в перьях, когда прохудились ботинки? И тут завертелся бизнес – каждый хотел извлечь выгоду из присутствия странного ангела.

Так закрутился спектакль — с танцами, прекрасной музыкой, удивительным светом и яркими актерскими работами. Каждый герой — нелепый и трогательный, хитрый и наивный одновременно. Сказка – ложь, да в ней намек… Что нам хочет сказать этим спектаклем режиссер Галина Зальцман — молодая, энергичная, обаятельная девушка?

Галина Зальцман: — Эта история о том, что мы не готовы к большому, настоящему чуду. В нас укрепилось маловерие. Человек мал, он не справляется с роком, судьбой. Но все равно, он — человек, и его жалко. Главное в этой жизни, собственно как и в спектакле, – сострадание. Глядя на героев можно подумать: что за глупцы! А в конце спектакля понимаешь, что больше ничего хорошего в их жизни не будет, небеса над этой деревней закрылись… и тогда их становится жалко.

— Но почему же эти люди не поняли, что ангел – это чудо?

Г.З.: Человек слаб по своей природе. Это не хорошо и не плохо — это так. Главный герой Пелайо (Георгий Бобыль) был ближе всех к вере в ангела. Он заметил, что жизнь изменилась с появлением этого чудака – стали нестись куры, ребенок выздоровел, жена (Наталья Гришагина и Юлия Петрушина) стала с ним ласкова. Но позже появляется сомнение — наверное, ангел тут и не причем, просто жизнь повернулась к лучшему. И Пелайо предает ангела…

— Предает очень жестоко. Жечь каленым железом ангела, чтобы проверить, больно ли ему… Да и все люди испытывая его «ангельское терпение» просто бесчеловечны.

Г.З.: — Это трагикомедия. Хоть в спектакле никто не умирает, но трагизм, собственно, — в гибели доброты и сострадания. Даже святой отец (Александр Баханович) ждет распоряжения от Папы Римского, чтобы понять, как же поступать со странным «пришельцем». Для него главное — сохранить власть над «электоратом».

— Спектакль очень смешной и одновременно глубокий и трагичный. Что вы хотите сказать этой постановкой зрителю?

Г.З.: — Эта история разыграна в театре, и совсем не обязательно, что подобные переживания обязательно случатся с людьми, которые находятся в зале. Но, может быть, кто-то посмотрит на себя со стороны, и у нас появится шанс стать добрее друг к другу… Мы заканчиваем историю, в общем-то, безнадежно для героев, но не все так плохо в мире. Поэтому поклон – это как отдельная часть спектакля, новая коротенькая жизнеутверждающая история.

— Расскажите, как вы назначали актеров на роли, ведь труппу вы не знаете?

Г.З.: Это было забавно. Сначала по фотографиям мы по телефону обсуждали актеров с заведующей литературной частью театра. Исполнителя роли ангела – Анатолия Наумова – мне посоветовал художник театра Владимир Ширин. Анатолий Викторович сильный и интересный артист, он большой спорщик. У него характер…

— Разве артисту позволено спорить с режиссером?

Г.З.: Конечно. Я вижу спектакль в целом, а артист — изнутри, поэтому мы должны все время бодаться. Если он настаивает на своем, а я не понимаю, то надо показать, что же ты хочешь сказать, доказать свою точку зрения. Иногда в работе они задают вопросы, о которых я и не думала, приходится искать ответы.

— Как вы придумали оформление спектакля, на мой взгляд, очень интересное? Дом – разбитый корабль, потом обрастает жизнью.

Г.З.: — Художник спектакля Владимир Ширин предложил почти сразу то, что меня убедило. В нашей декорации — грань реальности и условности. Декорация недвижима, но пространство все время меняется. Театр ведь это – часть чуда. Был фонарь, а стал луной.

— Галина, вам удалось создать прекрасный актерский ансамбль, и в то же время, отдельные небольшие роли все интересны: Светлана Киверская, Ирина Аввакумова, Евгений Цапаев… ну все! Каково общее впечатление от нашего театра? То, что у нас нет главного режиссера, как-то влияет на труппу?

Г.З.: — Мы работали замечательно. У нас получилась отличная команда. Но то, что труппа без хозяина, — это печально. Репертуарная политика должна строиться по принципу – что нужно театру. Спектакли должны быть разные, чтобы артисты по-разному себя проявляли. И, конечно, на любой вкус и возраст зрителя.

— Что вы пожелаете своему «первенцу»?

Г.З.: — Чтобы на него ходил зритель! Чтобы он не становился формальным, чтобы для артистов был всегда праздником. Чтобы он оставался высокой темой. Спектакль легкий и яркий. Мы специально сделали острую форму, чтобы легко его было смотреть. Так что приходите!

Ольга Богомазова

г. «Новый город», 2016 г., № 20 от 18 мая