КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


Предпремьерное интервью с режиссёром – обычное дело. Понятные вопросы и чёткие ответы. В этот раз с самого начала всё пошло по иному сценарию. Вернее, совершенно не по сценарию. В какой-то момент я вдруг поняла, что уже сама отвечаю на вопросы режиссёра и пытаюсь сформулировать различия между понятиями «страсть» и «любовь». Так-так, минуточку! Здесь вопросы задаю я! Или нет?

Совсем скоро Саровский драмтеатр представит зрителям спектакль по пьесе Жана Ануя «Ромео и Жанетта». Почему-то я жду этой премьеры с ощущением «открытия театрального сезона». Совершенно осознавая, конечно, что открытие сезона уже состоялось незабвенным фарсом «За двумя зайцами». Но есть такое ощущение, будто нас ждёт что-то очень хорошее, значительное. И для этого есть все предпосылки. Ведь сама пьеса «Ромео и Жанетта» как литература невероятно хороша. Даже просто прочитав её, получаешь колоссальный эмоциональный заряд. Для нашего зрителя произведение французского драматурга, написанное в 1945 году, не покажется чем-то чужеродным – столько знакомых мотивов звучит в пьесе! Вот и режиссёр спектакля, Сергей Золкин подтверждает наши догадки:

– Мне тоже показалось, что Жан Ануй умышленно или подсознательно, будучи образованным и начитанным человеком, обращается к русским классикам. В частности, я периодически ловил себя на мысли, что невольно возникает образ Антона Павловича Чехова.

Сергей Золкин – выпускник театрального института им. Б. Щукина (мастерская Л. Е. Хейфеца), впервые ставит спектакль на саровской сцене. О своей работе говорит так:

– Каждый раз (даже когда речь идёт о моём родном театре) коллектив для создания спектакля образуется заново. Сейчас, мне кажется, у нас подобралась отличная команда. Это очень важно. Ведь театр – это совместное творчество. Спектакль складывается из режиссерского видения пьесы, концепции художника, жизненного опыта, таланта, мыслей и чувств актёров. И, конечно, работа эта должна приносить радость. Режиссёр-то ведь не выходит на сцену. Это они (актёры – ред.) потом будут играть. Будут приходить в зал зрители, иногда больше, иногда меньше… И артисты будут вместе с ними в течение всего спектакля. А режиссёр удовольствие от работы получает на репетиции. Бывает, правда, что процесс этот превращается в абсолютную каторгу. Я такое переживал. Здесь же, я говорю это с уверенностью, работа для меня – удовольствие.

Пьеса Жана Ануя называется «Ромео и Жанетта», и неслучайно автор нас отсылает к шекспировским персонажам. Только антагонистами в пьесе выступают не противоборствующие семьи, а два образа жизни, два взгляда на мир. Один – правильный и благопристойный, живущий в согласии с общепринятыми правилами поведения, расчётливый, имеющий долгосрочные планы и понятные перспективы. Второй – импульсивный, чувственный, беспорядочный и мечтательный, трогательный, но лживый и в то же время абсолютно открытый и искренний. Что случится, если страсть (или любовь?) вспыхнет между представителями этих несовместимых, кажется, миров? Неизвестно. То есть, пьесу-то мы, конечно, прочитали и знаем финал этой истории. А вот каким он будет в спектакле, созданном совместными усилиями Сергея Золкина и артистов Саровского драмтеатра – увидим.

Так о чём поведёт разговор с саровским зрителем Сергей Золкин? Несмотря ни на что, мы желали это услышать от режиссёра! (Позволим себе небольшое лирическое отступление. Сергей производит впечатление задумчивого художника у мольберта, который берёт краску с палитры, наносит мазок на картину и отходит от полотна. А потом стоит и долго смотрит, правильно ли выбрана краска, в той ли части картины оставила свой след кисть. Словно он ещё точно не решил, каким образом будет реализована главная идея произведения.)

– О чём будет спектакль? О страсти, о любви, о чувстве, возведённом в абсолют. Знаете, во Франции, в Бретейльском павильоне близ Парижа хранится штриховой эталон метра. То есть самый точный, по нему можно сверять правильность измерения. Вот и чувство, родившееся у героев этой пьесы, лично для меня – эталон любви. И я думаю, каждый человек хотя бы один раз в жизни должен испытать такую сильную, страстную, обжигающую любовь. Пусть она будет взаимной или неразделённой, продлится всю жизнь или вспыхнет ярким огнём и тут же погаснет. Но всю жизнь по этому чувству можно сверяться и соизмерять, что к тебе пришло – чувство, приближенное к твоему личному эталону или весьма далёкое от него.

По словам Сергея Золкина, спектаклем «Ромео и Жанетта» команда единомышленников хочет разбудить саровского зрителя, вывести его из состояния безответности и замкнутости, заставить чувствовать, разбередить душу, достучаться до сердец.

Закончить наш предпремьерный опус хочется впечатлениями Сергея Золкина от нашего города:

– С точки зрения человека, который приехал-уехал, Саров – город потрясающий! Он отличается очень многим, очень… Особенно, если забыть о том, что приехал сюда по делу, просто перейти через Сатис по подвесному мосту и пойти дальше туда, в старый город, там можно просто раствориться. Старые дома, ещё советских времён… Это как когда видишь автомобиль, выпускавшийся в 70-х годах и понимаешь, что это не музейный экспонат – он ездит! И здесь впечатление, что время остановилось. И это прекрасно. Всё здесь нравится. Уже даже не говорю, что воду из-под крана я не пил уже 40 лет! Последний раз это было, наверное, когда мне было лет 6. Это ощущение потрясающее. Саров – город, у которого есть лицо. Очень долгий разговор, какое, но оно есть, настоящее лицо. Всё вместе – кафе, домики, монастырь и даже платформа, на которую прибывает поезд. И этот театр – неимоверный совершенно! Огромное здание и фонтан, который мне вдруг запел что-то в субботу… И люди другие. У вас другие люди! Хорошие. Правда, ну, правда, по всем пунктам было очень хорошее впечатление.

Что ж, хорошие люди, покупаем билеты и идём в театр. Как проигнорировать такое? Как не откликнуться?

Анна Шиченкова

г. «Новый город», 2016 г., № 20 от 20 октября