КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

20 сентября комедией М.Мэйо и М.Эннекен «Откуда берутся дети?» в саровском театре драмы открылся новый театральный сезон.

Что ж, город и наш театр можно поздравить с еще одной комедией положений. Масса курьезных ситуаций, незатейливость шуток – что поделать, жанр обязывает. Глубокой иронии и скрытого смысла здесь точно искать не стоит. Но для тех, кто любит что-нибудь «попроще и повеселее» — весьма интересный вариант. В целом спектакль может составить хорошую компанию «Примадоннам», вот уже три года с успехом идущим на нашей сцене.

В центре сюжетной линии – отношения молодой супружеской четы Гаррисонов, пока бездетной пары, с удовольствием тратящей время на собственные страсти, подозрения и упреки. Ревнивцу-мужу Вильяму только дай повод, чтобы заподозрить в неверности супругу Кэтти, так что той то и дело приходится лгать своему ненаглядному. Иногда, впрочем, совершенно по пустякам. Страсти накаляются, когда Вильям случайно узнает, что Кэтти обедала в ресторане с каким-то мужчиной, и решает уйти из дома. Вот тут-то и разворачивается главная интрига, в которую оказывается втянутыми друзья Гаррисонов — супруги Скотт…

В спектакле немало режиссерских находок. Так, зрителей порадовало появление импозантной посыльной от прачки Мод в исполнении Андрея Рудченко, весьма и весьма напомнившей пройдоху Джека из полюбившихся «Примадонн». А Рудченко в женском платье на сцене – это точно беспроигрышный вариант. Обе пьесы были написаны американскими драматургами пусть в разное время, но схожи и по настроению, и по духу, так что связь с «Примадоннами» тут органична.

В первом акте метрдотель Генри в исполнении того же А. Рудченко вопреки своей должности и времени года неожиданно появляется в цветастой гавайской рубахе. Еще одна улыбка режиссера: вспомните «Старые дома» — добрую, наивную и трогательную комедию саровского драматического, где почтальон был одет точь-в-точь в такую же. Что это — мостик между настоящим и прошлым или попытка напомнить зрителю о давно полюбившихся героях? А ведь на самом деле, как было бы хорошо, если бы такой спектакль, как «Старые дома», был реанимирован и вновь включен в действующий репертуар.

Но вернемся к премьере. Упор Александр Ряписов делает на молодых актеров. В этом году труппа пополнилась двумя выпускниками театральных вузов, которым сразу дали путевку в жизнь, доверив главные роли в премьерном спектакле. Выпускники воронежской академии искусств Дмитрий Исаенко и нижегородского театрального училища Екатерина Борисова играют чету Гаррисонов, Вильяма и Кэтти, вокруг которых и закручивается главная интрига. Роли супругов Джимми и Мэджи Скотт исполнят Евгений Цапаев и Вера Долженко.

Порадовала игра Евгения Цапаева. Его герой, друг семейства Гаррисонов — Джимми Скотт, получился весьма харизматичным. С первых минут появления на сцене он действительно умудряется быть смешным – взлохмаченные волосы, помятый плащ, гнусавый голос (а-ля Джимми Гоккинс из «Острова сокровищ»). Образ найден и сыгран невероятно удачно. Впрочем, по замыслу авторов пьесы этот персонаж и должен быть одним из самых смешных, ему принадлежат наиболее острые шутки.

Дебют Екатерины Борисовой (Кэтти) тоже удался. Актрисе без труда удавалось удерживать зрительское внимание и быть яркой. Актеры этой пьесы действительно молоды, им не надо играть молодых – в этом, наверно, и есть главная удача саровской постановки.

— Главные роли играют молодые актрисы, у которых действительно в жизни нет детей, — рассказывает главный режиссер спектакля Александр Ряписов. — Поэтому особое удовольствие на репетициях я получаю от того, как две молодые барышни стоят и в недоумении смотрят на «плачущий конверт». Им и играть-то не надо, они действительно не знают, как с ним обращаться.

Несмотря на щекотливую тему, в пьесе совершенно нет юмора «ниже пояса», и шутки, написанные американцами в начале XX века, остаются милыми, невинными и действительно смешными. Кстати, в оригинале пьеса М.Мэйо и М.Эннекен носит другое название — «Моя жена — лгунья». Впрочем, Александр Ряписов взял на себя смелость немного сместить акценты и поэтому придумал другое название.

— К моему великому удовольствию спектакль у нас получился не столько про ложь и какие-то манипуляции в браке, сколько про взросление героев через традиционные семейные ценности. В центре сюжета остаются отношения двух молодых супружеских пар, но мне хотелось переключиться на что-то более значимое. На детей, их роль в семейной жизни. Тем более в финале пьесы героини понимают, насколько это важно, и они действительно хотят родить детей, — отмечает он.

Из того, что не удалось, по-моему, — излишняя затянутость пьесы, которая создается в том числе и двумя антрактами. В общем и целом пьеса длится три часа. Но режиссер изначально отказался что-то менять, оставив спектакль, как и было задумано драматургами, трехактовым.

Ольга Рукс

г. «Новый город №», 2013 г., № 39