КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Этот спектакль я советую посмотреть всем. Он разительно отличается от непритязательных антрепризных постановок, от легких ненавязчивых комедий, которые забываешь через полчаса после выхода из зала. Он оставляет привкус горечи, но и глубокого удовлетворения, как будто после долгих блужданий среди ложных ориентиров и навязанных смыслов вдруг натыкаешься на простое зерно истины.


22 февраля на сцене Художественной галереи соcтоялась премьера спектакля по пьесе итальянского драматурга Фурио Бордона «Последние луны». Вообще-то этот спектакль – диптих, его вторая часть, также одноактная пьеса по пьесе немецкого драматурга Гарольда Мюллера «Тихая ночь», будет показана на сцене Художественной галереи в эту пятницу.

По замыслу главного режиссера Саровского драматического театра Александра Ряписова, спектакль ставился именно как диптих.

– Когда я еще преподавал в Нижегородском театральном училище, студентка принесла мне пьесу Г.Мюллера «Тихая ночь». Прочитав, заинтересовался автором. И вскоре узнал, что московский театр им. Вахтангова, оказывается, уже давно ставит спектакль, в котором две одноактные пьесы – «Тихая ночь» и «Последние луны» – объединены. А главные роли играют Василий Лановой и его жена Ирина Купченко. В прошлом сезоне я приехал в Саровский театр, увидел замечательных актеров – Владимира Борисовича Соколова-Беллонина и Людмилу Афанасьевну Романову, и сразу подумал, что этот материал – для них, – рассказывает Александр Петрович.

На полтора часа зал покинула всякая веселость. Хотелось плакать, потому что со сцены без прикрас звучала правда об эгоизме, равнодушии, нечуткости. Правда, которую мы не привыкли говорить вслух, а если и приходилось, то стыдливо отводя глаза. Но старость – именно тот возраст, когда можно позволить себе говорить или слышать правду. Как там у Бордона? Истинные мечтатели – не молодые, а старики. Потому что они растеряли все, кроме своих воспоминаний. Они – те, кто вычеркнут из списков. И если бы однажды им вздумалось сказать нам всю правду, мир оглох бы от воплей стариков, отказывающихся умереть.

«Последние луны» – это негромкая история жизни двух пожилых людей. Он (В.Б.Соколов-Беллонин) – престарелый отец семейства. Жена умерла тридцать лет назад, сын вырос и стал послушным семьянином, прилежным клерком, отцом… Старик, как это часто бывает, оказывается вычеркнут из жизни молодой семьи, словно заживо похоронен в маленькой спальне на втором этаже, в четырех стенах. И спасается от одиночества в собственных воспоминаниях и беседах с давно умершей супругой. В финале пьесы герой отправляется в дом престарелых.

В «Тихой ночи» Г. Мюллера тема дома престарелых находит свое продолжение. Это будет история пожилой женщины (Л.А.Романова), которую взрослые дети отправляют доживать свой век в казенное пристанище одиноких стариков.

А. Ряписов:

– На мой взгляд, за последние десять лет российский театр вообще перестал говорить на социальные темы. Зрителей отправляют в сторону развлечений, даже если это классика, ее стараются поставить ненавязчиво, неглубоко. Может быть, только последние несколько сезонов по всей стране я заметил какое-то активное желание у актеров, режиссеров и театральных деятелей начать вести с публикой диалог на темы, которые действительно волнуют. Мы все-таки пытаемся превратить театр в дискуссионную площадку, чтобы в нем происходил энергообмен между актерами и зрительным залом. Только такой театр, по моему глубокому убеждению, является настоящим.

Я охотно верю, что перед премьерой такого спектакля волноваться могут даже самые опытные актеры. Глубина материала, колоссальный объем вербальной информации, длинные монологи, но в особенности большой уровень эмоциональных затрат, которые требуются актеру, – все это делает спектакль непростым и для исполнения, и для восприятия. Но именно эти роли могут стать по-настоящему близкими нашим актерам.

– Александр Петрович, на ваш взгляд, эта пьеса – для какого возраста?

– В российском театре мы играем в основном для женщин бальзаковского возраста. Так уж сложилось, что аудитория у нас такая и другой не появляется. Все мало-мальски разбирающиеся в театре знают, что в зале все равно будут женщины. Поэтому при выборе постановочных и выразительных средств это учитывается. На мой взгляд, этот спектакль адресован людям среднего возраста, тем, у кого стареют родители. Важно увидеть эту историю со стороны. Потому что старики и без того прекрасно знают свои проблемы. А вот мы не способны залезть в их шкуру. Я тоже из того поколения, моей маме 70. И наши редкие встречи, поскольку мы живем в разных городах, и питали меня той энергией, которую я постарался в этом спектакле найти.

Увы, прав Ф.Бордон. Мы привыкли воспринимать старость как что-то неприличное и грязное. В мире, где все говорят только о счастье, любви к жизни или пропагандируют ее, нет времени даже задуматься о том, что у каждой медали есть обратная сторона. Лично я содрогнулась от стыда, представив, как много времени мы тратим впустую на переживания, которые того не стоят. А рядом в немом крике одиночества корчатся близкие нам люди.

И если у зрителей после спектакля тоже заныло сердце и они вспомнили о тех, кто в них очень нуждается, кому предстоит встретиться со старостью, значит, история, рассказанная актерами нашего театра, оказалась настоящей.

Ольга Рукс

г. «Новый город», 2013 г., № 9