КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Лето 2017 года подходит к концу, а это значит, что совсем скоро театралы займут свои места в зрительном зале. Чем нас порадует (а мы верим, что именно порадует) труппа Саровского драматического театра, спросим у Сергея Кутасова, режиссёра спектакля «Афинские вечера», коим и обещают открыть предъюбилейный 69-й театральный сезон.

Автор выбранной к постановке пьесы – наш современник, Пётр Гладилин. Как утверждает пресса, это один из самых востребованных современных драматургов. Его пьесы поставлены в более чем пятидесяти театрах России и зарубежья.

– Сергей Александрович, уже одно название «Афинские вечера» завораживает. Какое-то оно и тёплое, и загадочное. Расскажите, что нам ждать от этого спектакля, о чём он?

– Вы сразу же задаёте убийственный и в то же время правильный вопрос. О чём спектакль? Я бы так определил его главную идею: о нас, нашей жизни и личностях, которые способны перевернуть весь наш мир, привнести в него яркие краски.

– Сохраним интригу и ни слова больше не скажем ни о сюжете, ни о персонажах спектакля. Пусть зритель узнает о них, когда придёт в театр. Разрешите полюбопытствовать, а в вашей жизни были судьбоносные встречи?

– Да, и я очень благодарен судьбе за эти встречи. В юности я занимался спортом, и огромное влияние на меня оказали спортивные наставники. Затем – гениальные учителя, к которым мне удалось попасть, в первую очередь, Андрей Александрович Гончаров. Люди, которые изменили мою жизнь, моё творчество, моё мировоззрение. Сергей Кутасов хорошо известен саровской публике, сейчас он ставит в нашем театре уже шестой спектакль. Все его режиссёрские работы неизменно пользовались успехом у саровчан: «Аккомпаниатор», «Кадриль», «Провинциальные анекдоты», «Ревизор», «Мимолётом». Понятные, затрагивающие самые глубокие душевные струны, в то же время яркие и запоминающиеся спектакли.

– Сергей Александрович, Вы уже хорошо знаете саровскую публику. Признайтесь, когда работаете над спектаклем, планируете реакцию зала? Здесь должны засмеяться, а тут – задуматься? И если да, часто ли совпадают ожидания?

– Знаете, никогда об этом специально не думаю и ничего не планирую. Моя главная задача, как режиссёра, подробно выстроить замотивированное поведение актёров на сцене. И второе – актёры должны отработать свои эмоции до краёв. Если это сложится, можно ожидать отклика зала, его ответной реакции.

– Как и любое качественное художественное произведение, «Афинские вечера» поднимают много проблем. Одна из них, на наш взгляд, очень актуальна для Сарова – завышенные ожидания от своих детей.

– Вы правы, и эта тема, на самом деле, вечная. Давайте вспомним, например, Паганини. Гениальный скрипач, который достиг вершин мастерства, потому что отец привязывал его к скамейке и заставлял играть по 20 часов в день. А был ли счастлив человек, обречённый на такой труд? Не уверен… В то же время есть примеры гениев, которые при этом позволяли себе жить полной жизнью. Когда я смотрю на знаменитый портрет Альберта Эйнштейна, я понимаю, что он был счастливым человеком. При том, что он был гением, в его жизни сохранялись краски жизни. Он был озорник, ходок, он ни в чём себе не отказывал. Когда человек сухо проживает жизнь на каком-то шампуре зубрёжки, это большая ошибка.

– Так каков же рецепт счастливой жизни?

– Мы не даём однозначных рецептов, ведь наша задача лишь подтолкнуть зрителя к тому, чтобы задуматься на эту тему. Поразмыслить, возможно, по-иному взглянуть на ситуацию, на то, что происходит в их собственной семье. Мы должны «заразить» нервную систему нашего зрителя идеей. И тогда выполним свою работу хорошо, когда человек выйдет из театра «заражённый идеей» и унесёт эту идею с собой. Моя дочь четыре года занималась в музыкальной школе, при этом весьма успешно. Параллельно я отдал её в карате, просто для того, чтобы она физически развивалась и при случае могла постоять за себя. Недавно она сказала мне: «Можно я больше не буду ходить в музыкальную школу?» Я понял, что это не просто каприз. Две ночи не поспал, но разрешил оставить занятия музыкой. Спорт для девочки оказался куда привлекательней. Ей всего 10 лет, а у неё уже коричневый пояс и скоро она едет в Нидерланды на чемпионат Европы по карате… Мне кажется, детям надо давать пробовать. Важно, как эта жизнь будет прожита. Важно дать ребёнку мировоззрение. Самое главное – дать возможность подумать, поговорить, даже поспорить с ребёнком о том, зачем и как ты живёшь.

– Сергей Александрович, Ваши спектакли удивительным образом «цепляют» зрителя. В то же время, они очень просты и понятны. Как удаётся этого достичь?

– Я уже не раз говорил о том, что современный театр всё чаще обращается к различного рода экспериментам, имеющим одну задачу – эпатировать публику. Но в последнее время часто берёт оторопь. Потому что прихожу в МХАТ и не понимаю, что экспериментальнее – подвал какой-нибудь на окраине Москвы или Московский художественный академический театр…. Я не буду говорить, что хуже или лучше, это вопрос дискуссионный. Но меня берёт оторопь. Всё время напрашивается фраза из «Доходного места» Островского, герой которого говорит: «Зачем же нас учили?» Я вижу набор фокусов, невероятных приспособлений, реализацию инстинктов режиссёров, направленную только на одно – поразить публику, чтобы прославиться через эпатаж. Но это не имеет отношения к теме пьесы. Существуют законы, это как гравитация, от неё никуда не деться. От законов природы уйти нельзя. В чём гениальность Константина Сергеевича Станиславского, помимо того, что он создал великую методологию, которая, кстати, сегодня тоже не в чести, и её костерят на каждом углу? Они с Немировичем-Данченко давно говорили: самое главное, чего добивается театр – это сопереживание. А оно может быть только при подробном психологическом рисунке через артиста. Когда я, затаив дыхание, сижу в зале и молчу, наворачиваются слёзы, смеюсь от того, как работают артисты, а не от того, что пробежал «синий карлик». Сейчас модно выстраивать такие сложные театральные схемы, когда ты не то что не заражаешься спектаклем, а лишь пытаешься разобраться в происходящем на сцене, что это вообще такое? Не занимается этим театр! Для этого есть кроссворды, можно начать читать философские труды, например, Гегеля «Феноменологию духа», читать Кристиана Хейнекена, Карла Поппера и т. д. Театр должен вонзить в зал одну эмоциональную идею. Чёткую, очень ясную идею.

– И какая идея «вонзится» в зрительный зал на премьерном спектакле?

– Да здравствуют те люди, которые пришли к нам и смогли навсегда изменить нашу жизнь!

Замечательный получился разговор с Сергеем Кутасовым, теперь будем с нетерпением ждать 15, 16 и 24 сентября, когда в Сарове наступят премьерные «Афинские вечера».

Беседовала Анна Шиченкова

г. «Голос Сарова», № 16 от 24 августа