КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

«Задача театра – вызвать в зрителе эмоцию. А уж потом люди пусть сами думают, что им с этой эмоцией делать».

Владимир Михельсон

Теперь, после посещения спектакля «Сцены из московской жизни», мне стал понятен истинный смысл этих слов. Какую «эмоцию» вызвала у меня премьера, я пытаюсь разобраться уже несколько дней.

На сцене – сцены

«Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт», – напевал Капитан Врунгель. И то верно. Спектакль «Не всё коту масленица» в постановке Владимира Михельсона называется «Сцены из московской жизни». По моим ощущениям, спектакль так и живёт – в сценах-пазлах, не склеиваясь в какую-то общую картину. Потому в памяти всплывают то диалог Агнички и Дарьи Федосеевны, то первый визит Ермил Зотыча, чаепитие Феоны и Кругловой, ну и так далее.

А на вопрос: «Вам понравился спектакль?», не знаешь, что и ответить. Пожалуй, да. Вот сцена с первым поцелуем Агнии и Ипполита – трогательна и забавна. А «Лебединое озеро» в исполнении Александра Бахановича и Веры Долженко – сверх всяких похвал – неожиданно, смешно, изящно, комично. На прогоне спектакля беседа Феоны и Кругловой мне показалась блестящей и доставила массу удовольствия, а на премьере почему-то не прозвучала, как это было на репетиции.

Из прошлого — в будущее

В названии спектакля «Сцены из московской жизни» слово «московской» можно вполне заменить на «саровской», «петербуржской» или «йошкар-олинской»… Единственная географическая привязка – Хамовники, вполне может быть заменена на Маслиху, скажем, или Дивеево – «не ближний свет». Это и не удивительно, произведение-то – классическое, а значит, вопросы поднимает вечные, присущие любому российскому городу и не меняющиеся с течением лет.

Возможно поэтому смена веков, происходящая во втором акте, ничуть не коробит и не вызывает отторжения. Да, декорации сменились. Тяжёлые красные портьеры со строгим и однозначным ламбрекеном мне, почему-то, навеяли мысль о советских временах. Девица с высоким начёсом в джинсовой жилетке, в которую превратилась утончённая Агничка – как будто сошла с кинолент о лихих 90-х 20 века, ну, а серебристый кейс с радиоуправляемой бомбой – это уже стопроцентный атрибут нашего неспокойного и взрывоопасного времени.

Мир вокруг меняется, богомольная Феона облачилась в стильные брюки… А суть человеческая осталась той же, пороки и мысли людей не изменились – потому и герои Островского в современных костюмах продолжают разговаривать языком далёкого 19 века.

Цитаты – в студию!

Я человек мнительный. И потому, наверное, всё мне мерещились на сцене разные популярные персонажи. То бесприданница с матушкой промелькнут, то Гамлет на авансцену выбежит, то Одетта в луче прожектора появится… А то вдруг крёстный отец на кресле-каталке, тьфу, на него, окаянного… Особо хочется отметить богатое музыкальное оформление спектакля. «Лебединое озеро» в «сценах» спокойно уживается с траурным маршем и лирической мелодией. Покажи мне список музыкальных произведений и заставь предположить, какое драматическое произведение может быть оформлено этаким разнообразием, Островского бы я вспомнила в последнюю очередь.

Люди на сцене

Сразу хочется сказать, что актёрский ансамбль играл слаженно, бодро, не фальшивил и не спотыкался. Во всяком случае, нам с 8-го ряда этого видно не было. Мастера сцены, Александра Доронина, Александр Баханович, Валентина Юрина и Людмила Романова оправдывали свою репутацию, заставляя зал то грустить, то смеяться. Не раз зрители награждали актёров заслуженными аплодисментами.

В новом свете раскрылся молодой актёр Дмитрий Исаенко. Стоит отметить его новую причёску, которая, безусловно, в лучшую сторону изменила внешность артиста и, как будто, даже расширила возможности Дмитрия. Видно, что актёр всё ещё ищет «настоящего себя». После спектакля я услышала мнение одного зрителя: «Когда Исаенко чуть-чуть состарится, у него поубавится энергии, и он поймёт, наконец, что ему делать со своими руками, тогда он заслуженно займёт ведущее место в труппе саровского театра».

Спектакль заканчивается монологом Ермил Зотыча, униженного и побитого собственным племянником. Чёрное меняется с белым местами. Александр Баханович блестяще играет эту сцену… Вот только сцена – из какого-то другого спектакля. Опять же, на мой, сугубо личный взгляд, не претендующий на истину в последней инстанции. Как будто пазл, красивый и яркий, случайно попал в другую коробочку.

В целом спектакль оставляет приятное послевкусие. Во многом этому способствует прекрасное художественное оформление спектакля. В очередной раз хочется поклониться заслуженному работнику культуры РФ Владимиру Ширину и костюмерному цеху театра.

Премьера спектакля состоялась, и это тот случай, когда мне не хочется анализировать и пытаться искать чёрную кошку в тёмной комнате. Потому что её – нет. Пальма – это пальма, остров – это остров, бомба – это бомба. Всё понятно, временами – грустно, временами – уморительно, как это и подобает комедии.

Анна Шиченкова

г. «Голос Сарова», 2014 г., № 19 (58)