КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

29 Января в Театре Драмы состоится премьера спектакля «Рождественские грезы» по пьесе Надежды Птушкиной «Пока не умирала» в постановке нижегородского режиссера Василия Федоровича БОГОМАЗОВА.

Сегодня в нашем Театре сложилась любопытная практика: поскольку в штате театра два режиссера – В. Т. Арсеньев и И. М. Семенчук, причем Семенчук – кукольница, то на постановки приглашают режиссеров со стороны. Правда, на москвичей Клепикова или Трифонову денег нет, поэтому взор администрации Театра обратился в сторону Нижнего Новгорода.

Богомазов – режиссер Нижегородского Академического театра Драмы и руководитель курса в Нижегородском театральном училище. Имеет к Сарову некоторое отношение, так как женат на дочери одного из Саровских актеров. К тому же, более десятка актеров нашей труппы закончили Нижегородское театральное училище. Кое-кто в свое время учился на одном курсе с Богомазовым, да и «молодая поросль» Василию Федоровичу знакома.

– Наверное, ваш приезд в Саров закономерен. Но как именно это произошло?

– История несколько мистическая. Мы давно вели разговоры с Борисом Смбатовичем о том, что хорошо было бы поставить здесь какой-нибудь спектакль, да еще бы к Новому году соответствующей тематики. И тут мне попались «Рождественские грезы». Звоню Борису Смбатовичу, предлагаю ему эту пьесу, и он начинает смеяться. Я не понимаю, что происходит на другом конце провода. «Я предложил Вам что-то смешное?» Борис Смбатович объясняет: «Я просто сижу и читаю именно «Рождественские грезы».

– Почему вы остановили выбор на этой пьесе? Только из-за новогодней тематики?

– Нет. Эта пьеса – добрая, светлая, человеческая сказка. Знаете, жизнь сейчас очень тяжелая, и очень хочется, чтобы все было хорошо. Но раз в жизни это случается довольно редко, то пусть хотя бы на сцене будет история со счастливым концом.

– Интересно, что сегодня в репертуаре нашего театра нет ни одной истории о любви, да еще со счастливым концом. Нет такого спектакля – только о любви двоих. И нет такой сцены – долгого страстного поцелуя. Может быть, Вы нас порадуете?

– Нет. У меня есть поцелуй в спектакле, но он такой… Его не ждешь с замиранием сердца. Все-таки это история взаимоотношений немолодых людей. Знаменитая «Ирония судьбы», кстати, сначала рассказывала о любви молодых людей. Но когда сценарий взял Рязанов, он споткнулся о возраст героев, и возрастную планку сместили в сторону увеличения. Все-таки одно дело, когда речь идет о взаимоотношениях двадцатипятилетних, другое – когда о сорокалетних. Конфликт обостряется. Чувства становится ярче. У каждого за спиной багаж прошлых лет.

Вот и я выбрал пьесу не о молодых. Мне бы не хотелось рассказывать вам, каким я представляю себе этот спектакль, потому что велика разница между тем, что хочешь, и что получается в итоге.

– Как работается с саровскими актерами?

– Прекрасно. Я с удовольствием посмотрел местные спектакли: «Двое поменьше», «Жизнь впереди», где играют недавние выпускники нашего училища. Могу сказать, что, на мой взгляд, они выросли творчески.

– Но это, в общем-то, естественно. Училище – это только азы профессии. Все остальное приходит с опытом.

– Я бы не сказал, что естественно. К сожалению, в училище не всегда попадают люди, которые действительно станут актерами. Я стараюсь набирать к себе на курс ребят, которые останутся в театре. Другие преподаватели, случается, берут на курс тех, из кого заведомо ничего не получится. Спрашиваю: «Не жалко Вам тратить силы на них?». – «Но ведь должны быть еще и грамотные зрители». Я не выпускаю зрителей, я стараюсь выпускать актеров.

– Вы деспотичный режиссер? Стараетесь ли Вы в работе с актерами идти от их личности или, напротив, жестко диктуете свою волю?

– Нет, я не деспот. Хотя в вопросах, касающихся организации работы, я добиваюсь жесткой дисциплины. Здесь актерам нельзя позволять расслабляться. Но в том, что касается творческих вопросов, я стараюсь к каждому актеру подобрать ключ.

Как вы оцениваете технические возможности Театра?

– Здесь мне трудно что-либо сказать. Ваши актеры хорошо получают по сравнению с нижегородскими. Но вот в том, что касается сцены… Судите сами. Нижегородский театр драмы открылся после ремонта, и каждый прожектор, который висит над сценой, стоит примерно 5000 долларов. И таких прожекторов — порядка сорока. Или вот готовится к открытию Театр комедии в Нижнем. Говорят, что каждое кресло зрительного зала в нем стоит 400 долларов.

— Возвращаясь к разговору о Нижегородской театральном училище. На недавний юбилей Театра приезжала директор училища — Татьяна Васильевна Цыганкова. И речь о том, чтобы привезти сюда дипломный спектакль. Это было бы интересно и для ваших студентов, и для нас, поскольку в Сарове много молодых людей увлечены театром и готовятся поступать в Нижний.

— Разговоры об этом идут давно. Мы бы с удовольствием приехали бы к вам, но это слишком сложно: режим, оформление пропусков.

— Надеемся, что все-таки эта идея будет реализована.

Остается только добавить, что в «Рождественских грезах» в главной роли занята заслуженная артистка РФ Людмила Афанасьевна Романова, которая редко сейчас выходит на сцену и мало занята в спектаклях и по которой зритель успел соскучиться.

До премьеры осталось два дня.

Е. Трусова

г. «Город №», 2000 г., № 4 от 27 января