КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Интервью с режиссером накануне премьеры

Саровский драматический театр 21 ноября представит зрителям премьеру спектакля-фантасмагории «Ревизор» по пьесе Николая Васильевича Гоголя в постановке московского режиссера Сергея Александровича Кутасова, которого саровская публика знает по спектаклям «Аккомпаниатор», «Кадриль» и «Провинциальные анекдоты».

Сергей Александрович отмечает, что выбор пьесы был обусловлен в первую очередь, его личным желанием.

— Я давно хотел поставить «Ревизора», и эта идея не раз звучала в моем разговоре с Владимиром Шириным, главным художником-постановщиком Саровского драматического театра,— уточняет Сергей Александрович. — Именно Владимир Николаевич подталкивал меня на создание этой пьесы. Окончательный выбор я сделал, когда посоветовался с Еленой Георгиевной Рогожниковой, директором саровского департамента культуры и искусства. Какое счастье, что я имею возможность соприкоснуться с таким великим русским классиком, как Николай Васильевич Гоголь!

Сергей Александрович заявляет, что «Ревизор» — это «штучный» спектакль, созданный специально для саровских зрителей.

— Я не один, мы вместе с коллективом Саровского драмтеатра делаем единичную работу именно для саровской сцены,— говорит режиссер.— Я сам когда-то играл Хлестакова, играл пустышку «без царя в голове»: я хохотал, исполнял водевильные танцы, но мне это, честно говоря, не нравилось. Играть так, как написано, не вдумываясь, не переосмысляя, я больше не хотел. Все это уже когда-то было, и, по моему мнению, повторяться не стоит. Это моя личная версия «Ревизора», но в то же время имеющая прямое отношение к Гоголю. Нехрестоматийное прочтение «Ревизора» позволило мне во время создания спектакля «поднять» на поверхность метафизический пласт пьесы, таящийся внутри.

Владимир Николаевич Ширин стал художником-постановщиком пьесы «Ревизор».

— Мы вместе с Владимиром Николаевичем придумывали метафору, которая в полном объеме будет разворачиваться на сцене,— рассказывает режиссер.— Мы с полуслова понимаем друг друга, поэтому можем быстро найти общее верное решение. Это обоюдный и сакральный процесс работы над пьесой.

Свыше 30 актеров Саровского драматического театра задействованы в «Ревизоре». Сергей Александрович отмечает: около 20% всех актеров, участвующих в пьесе, — это молодежь.

— Молодые актеры активно участвуют в спектакле в небольших ролях и в массовке,— уточняет Сергей Александрович.— Хотя обычно режиссеру проще работать с опытными актерами, все же с молодежью мы очень легко находим общий язык, так как уже вместе не в первый раз готовим спектакль. Если рассуждать в целом, то проблема молодых актеров не в том, что они приходят «сырыми», а в том, что некоторые из них сразу пытаются «метить» в гении. В Саровском драмтеатре я, к счастью, такого не замечал. Как говорил мой наставник, Народный артист СССР Андрей Александрович Гончаров, «на первом курсе студенты думают, что есть только они, на втором — что есть еще и Моцарт, на третьем — есть они и Моцарт, и уже на четвертом понимают, что остается только один Моцарт». Коллектив в театре — это сбор разных артистов: кто-то тщеславный, кто-то трудолюбивый, кто-то меркантильный, кто-то фанат своей работы. Важно, чтобы все эти качества служили на благо общего дела. Например, если актер хочет денег — пожалуйста, но зарабатывай их честным трудом. На самом деле, работа в театре — это тяжелый, но радостный труд.

Сергей Александрович убежден, что успех спектакля не зависит от того, где он создан и где будет сыгран: в провинции или в столице.

— Вопрос «провинции» существует лишь в голове у человека,— отмечает режиссер.— Я сам — глубоко провинциальный человек, хотя родом из Москвы. Я работал в Челябинском драмтеатре, в Нижегородской драме, и очень благодарен судьбе за опыт, который приобрел в этот период творчества, и за эту бесценную школу жизни. Какая разница, где ты — в Тобольске или в Москве. В Москве просто-напросто можно спиться, почивая на лаврах, ничего не делая. Главное, чтобы было желание развиваться, постепенно, уверенно становясь профессионалом своего дела. Все мы — люди, биологически схожи, при этом остаемся индивидуальностями. И если человек достигает успеха, то это результат его кропотливой трудоемкой работы.

По словам Сергея Александровича, для него очень важно, чтобы зритель, который будет смотреть «Ревизора» в его интерпретации, смог по-настоящему сопереживать тем событиям, которые будут происходить на сцене во время спектакля.

— Я мог сделать из «Ревизора» обычный капустник, чтобы люди от души посмеялись и похлопали,— объясняет режиссер.— Но театр существует для обогащения, он делает нас умнее и добрее, поднимает человека высоко, дает пищу для ума. Я сторонник русского реалистического психологического театра — это режиссура «в корне», когда замысел реализуется через «кровь», нервы и душу артиста — выше этого театра, я считаю, нет ничего. Мы нередко становимся свидетелями изощренных спектаклей, когда зритель может и удивляться, и восхищаться, но сопереживания добиться таким способом практически нельзя. И в то же время, на первый взгляд зрелищно невзрачные спектакли заставляют зрителя плакать, потому что во время таких спектаклей происходит взаимообмен энергиями наших душ. А это самое трудное. Когда на сцене много «зрелищности», то происходит обратный эффект: зритель перестает заниматься духовной и интеллектуальной работой. Конечно, не стоит отрицать, что нашу театральную постановку могут посетить люди, преследующие самую простую цель — отдохнуть и развеяться: «Вот мы пришли в костюмах, вот на сцену вышел мордастый городничий — вор и взяточник, вот его распутная жена, а вот дочка, готовая выпрыгнуть из платья». И все же, когда мы что-то создаем, мы хотим поделиться этим с людьми с целью обогатить их.

По словам режиссера, зрителю будет интересна и понятна идея новой версии «Ревизора».

— Прямого объяснения на сцене не будет, но зритель, я уверен, все поймет сам,— утверждает Сергей Александрович.— Наш «Ревизор» — это не бытовой водевиль, хотя тема моральных и социальных пороков остается, потому что является настолько актуальной, что не перестает покидать ощущение: для создания спектакля взяли один день из жизни наших современников. Весь смысл новой версии «Ревизора» выйдет на поверхность с помощью необычных постановочных эффектов и во внезапном финале. Я, безусловно, волнуюсь, хотя, по моему мнению, основная схема спектакля продумана правильно. Важнее всего, чтобы каждый артист присвоил себе, своим кровеносным сосудам, своей нервной системе сценическую роль настолько реалистично, чтобы в итоге зрители поняли, пришествия какого Ревизора жителям «уездного города N», да и нам с вами стоит опасаться на самом деле.

Ксения Малышева

г. «Вести города», 2014 г., № 47