КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Буквально на несколько дней в наш театр приехал питерский режиссер-постановщик Александр Кладько, чьи постановки «Дядя Ваня» и «Старые дома» стали истинным украшением саровского репертуара.

Началась работа над спектаклем «Проделки Скапена» — великой комедии Ж.Б.Мольера, который мы сможем увидеть в новом театральном сезоне. Основные репетиции пройдут в сентябре, а пока труппа только «пробует» материал на вкус.


История создания этой пьесы XVII века гласит, что Мольер вдохновлялся и традицией комедии дель арте, которую он хорошо знал. Действующими лицами стали комический старик Жеронт и две пары влюбленных: Октав — Гиацинта, Леандр — Зербинетта. Сам Скапен (итал. Scapino) представляет маску Бригеллы.

Так какого Мольера увидят зрители? К чему нам готовиться? На эти вопросы может ответить только режиссер-постановщик.

— Александр Иванович, почему вы выбрали «Проделки Скапена»?

— По совокупности причин. Во-первых, это классика, во-вторых, прекрасная пьеса, в-третьих, хорошо раскладывается на труппу. Вы же понимаете, что порой хочется поставить то или это, а, скажем, нет в труппе Гамлета — и хоть ты тресни, спектакль не поставишь. Или Гамлет есть, или Ричард Третий есть, а вот сам материал не чувствуешь или, на твой взгляд, он не зазвучит современно в конкретном городе и театре.

«Проделки Скапена» — комедия положений, одна смыслово проста, в ней нет глубинных пластов, но зато это праздник жизни, во всех его проявлениях. И главный способ общения — игра, причем во всё.

Думаю, что «Проделки Скапена» будут жизнерадостной постановкой, эдакой витаминкой для жителей города. Они смогут подзарядиться хорошим настроением, абстрагироваться от той грязи, которая льется на нас из телевизора.

— Вы считаете, мы грустно живем?

— Я думаю, сегодня мало радости. Ну что мы видим по телевидению? Стрелялки разные, постные сериальные мелодрамы, которые, наверное, нужны, но выглядят однообразно, как жвачка. Когда их много смотришь, либо засыпаешь, либо чувствуешь, что превращаешься в животное, которое жует траву, мысли уходят, тупеешь. А «Проделки Скапена» — взрывная пьеса, одна из немногих в мировой драматургии, в которую заложена настоящая энергия жизни. Из пьес Мольера, на мой взгляд, это одна из лучших комедий, быстрая, которая требует от актеров большого мастерства, потому что те скорости, на которых они должны перевоплощаться прямо у вас на глазах, немыслимы!

Кроме того, эта пьеса — некая провокация для художника-постановщика (в данном случае, Владимира Ширина). Сценическое пространство этого драматургического материала решалось по-разному. Начиналось как дель артовское — подиум и маски. Со временем усложнялось, поскольку у Мольера не прописано, что надо только так и никак иначе. Поэтому у нас есть возможность хулиганить: и мне, и Владимиру Николаевичу, и артистам. Думаю, мы в этом деле преуспеем. Придете и похулиганите вместе с нами.

— В апреле на суд саровских зрителей уже была представлена постановка нижегородского режиссера Леонида Чигина «Кьоджинские перепалки» Гольдони, которая также является комедией дель арте…

— Да, они схожи по своей природе.

— … и Леонид Чигин говорил о том, что мало режиссеров сегодня умеют ставить такие пьесы. Смешной Мольер для нынешних подмостков — редкость. Предполагаю, что вы готовы заявить: «Я хорошо ставлю Мольера»…

— Так, это уже провокация…

— Старомодный язык, давно минувшая эпоха, другие нравы…

— Ну, это вы уж совсем, по-литературоведчески… Ответить можно только на неправильные вопросы. На правильные вопросы ответов нет. Это же до бесконечности можно объяснять. Вот после премьеры соберемся в буфете, и каждый сможет рассказать про своего Мольера. Давайте так: это — наш Мольер. Вот как мы его увидели, так и подарим вам. Насколько он старомодный? У него есть «Тартюф», есть «Проделки Скапена», а есть «Жеманницы». И это — разный Мольер. Вот в «Проделках» нет анахронизмов, которые надо как-то оправдывать. Конечно, осовременим и стилизуем под себя, потому что нам — постановочной группе, актерам — надо это «присвоить». Будет современная тональность, какие-то шутки «из сегодня», но ни в коем случае не будем ломать хребет автору. Это не мой стиль. Мне же интересно не автора под себя подгонять, а карабкаться к нему. Так вот, возвращаясь к первой фразе, нет Мольера на все времена. Это будет наша планета, мы ее сами придумаем.

— А у меня еще провокация подготовлена. И вот какого рода: самые великие замыслы режиссера разбиваются о…?

— Не разбиваются!

— Ну какой актер ночей не спит и мечтает сыграть Скапена? То ли дело Гамлет, Отелло, дядя Ваня…

— Вы знаете, с каким подъемом мы приступили к репетициям? Сегодня на читке у нас два раза пробки вышибало! В прямом смысле — свет гас. Такие эмоции, такой накал страстей! Актеры, на мой взгляд, может быть, и мечтают о какой-то конкретной роли (ведь Тартюф — шикарное предложение!), но за ней стоят некая гамма чувств, характер, судьба, которые можно воплотить в другом драматургическом материале, понимаете? Мы начали репетировать с удовольствием. Так что ни обо что я не спотыкаюсь и ничего не мешает.

— Ну что ж, осталось дождаться нового сезона. Удачи!

— Спасибо.

Е.Трусова, фото Е.Пегоевой

23.07.2009

Материал взят с сайта www.sarov.info