КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

13 и 14 ноября театр драмы представил на суд зрителей премьеру — спектакль «Очень простая история» по пьесе молодого драматурга Марии Ладо в постановке приглашенного нижегородского режиссера Василия Богомазова.

Прежде чем рассказать вам, уважаемые читатели, о достоинствах и недостатках нового спектакля, мне хотелось бы немного подробнее остановиться на самой пьесе. В прошлом номере газеты мы немного приоткрыли кулисы. Но только немного.

Итак, действие спектакля почти по античным канонам разворачивается в одном месте — хлеву, где домашние животные становятся свидетелями странных человеческих отношений. Здесь они становятся свидетелями любовных встреч Даши и Алеши, здесь они узнают о том, что у влюбленных будет ребенок. Здесь же впервые звучит из уст Дашиной матери слово «аборт», смысл которого не понятен четвероногим созданиям. О том, что еще не родившемуся ребенку грозит смерть, домашним животным поведала Свинья, которую отец Даши зарезал, чтобы продать мясо в городе на рынке и выручить деньги, необходимые для нехитрой медицинской операции.

Свинья превратилась в… ангела, явилась с небес и рассказала другим зверям, что ребенку нужен ангел-хранитель, но для того чтобы он появился на свет, должен кто- то умереть…

Просто? Как бы не так!

Те, кому повезло прочитать пьесу, знают: «Очень простая история» Марии Ладо очень непроста. Драматург сумела сделать из бытового сюжета притчу о христианской любви друг к другу. Да притом так заплела отдельные линии, как иная кружевница с коклюшками не управится.

От режиссера, который рискует браться за постановку «Очень простой истории», требуется особый взгляд и особое умение работать «со вторыми планами», т.е. с тем, что у автора между строк заложено. За последний год более 40 театров России брались за постановку «Очень простой истории», но успеха, если верить профессиональным критикам, добились единицы.

Собственно, и на саровской сцене замысел пьесы удалось воплотить в лучшем случае наполовину. Слишком много акцентов в материале нужно было расставить.

Впрочем, на мой взгляд, постановка будет иметь успех у нашего зрителя. Хотя бы потому, что режиссер Василий Богомазов сделал ставку на актерскую игру и в этом преуспел. Действительно, на редкость прекрасная слаженная актерская игра. И каждый — на своем месте, каждый выполняет задачу режиссера.

Признаться, трудно выделить кого-то одного из актерского ансамбля. И добрых слов от зрителя и нас, журналистов, пишущих о театре, достоин каждый. В спектакле заняты актеры среднего и молодого поколения. Впрочем, есть и представители старшего. С них, пожалуй, и начну.

Андрей Опалихин (отец Даши). За его успех я рада особенно — слишком мало вижу этого прекрасного актера на наших подмостках. Последнее время это, в основном, роли второго плана. Но, наконец, — одна из ведущих ролей, да еще характерная, да еще и в спектакле по пьесе Ладо. Павел Петрович в исполнении Андрея Опалихина — это крепкий крестьянский мужик, трудяга, опора семьи. Смысл его жизни — работа, хозяйство, труд. И за всем этим некогда поднять голову, осмотреться, задуматься о том, зачем пришел на этот свет, как живет и для чего. Есть, конечно, в этом крестьянском взгляде на жизнь своя сермяжная правда. И заботы его нам понятны. И кажется, ничто не способно изменить его натуру. Ан нет. События, участником которых он невольно становится, пробивают крепкую броню. Актер показывает своего героя со всех сторон, он психологически достоверен, убедителен, ярок. Безусловно, эта роль — профессиональная удача. Надеюсь, что зрители заново откроют для себя этого прекрасного актера.

Светлана Акимушкина (мечтательная Свинья). Режиссер, на мой взгляд, пошел на определенный риск, доверив роль этого персонажа молодой начинающей актрисе (пока у Светланы за плечами всего две серьезные работы в нашем театре). Однако игра стоила свеч. Свинья — один из центральных персонажей, ярко выписанный в пьесе. Ее устами драматург нам открывает очень важные вещи о взаимодействии мира людей и зверей и мира материального и духовного. Но Светлана в «Очень простой истории» демонстрирует и комедийный, и драматический таланты. Актриса делает серьезную заявку. Каждая ее роль — это шаг вперед. Она своей игрой заставляет зрителя и смеяться, и сострадать, и сопереживать происходящему. Как говорится, успех налицо и сомнениям не подлежит.

Максим Солнцев (Петух). Еще одна удача. Петух и у Ладо прописан как персонаж абсолютно комедийный («не петух — а попугай!»), и Солнцев так точно и тонко передает зрителю интонации автора, что публика смеется от души. Буквально несколькими репликами Петух стяжает себе зрительские симпатии. Надо отдать должное актеру: его комизм — чистый, без примеси пошлости и цинизма. Опять же, в комедийных ролях Максима Солнцева мы не видели давно.

Андрей Рудченко (отец Алеши). В общем-то, те, кто следит за творческой судьбой этого актера, знают: ему все роли по плечу. Отец Алеши, по мнению героев спектакля, человек никчемный. Жена умерла, он запил, все, что было в доме, спустил: что-то пропил, а что-то раздал в душевной простоте. И о смерти его никто не плачет, кроме сына («все-таки отец!»). Как-то проходит мимо главных героев, что горький этот пропойца — самый светлый человек. Никому зла не желает, в жизни мухи не обидел, и каждую травку-то ему на этой земле жалко. И уж тем более никому не приходит в голову, что из множества людей только он станет ангелом, по сути, отдав свою жизнь ради рождения ребенка. Рудченко филигранен в своей игре. Каждая интонация, каждое слово настолько точны, выверены, достоверны, искренни, что зал становится на сторону горького пропойцы-ангела…

Самое главное — после спектакля выходишь с хорошим чувством собственной наполненности, с ощущением некоего открытия, очень важного, очень светлого. И это чувство — самый точный критерий того, что спектакль все же удался.

Вот такая «Очень простая история»…

Елена Трусова

«Первая Саровская информ.-развлекательная газета», 2004 г, 17 ноября