КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Надеюсь, никого не удивлю, написав, что главным культурным событием минувшей недели в Сарове была премьера рок-оперы «Дети полудорог» (режиссёр-постановщик – Заслуженный работник культуры РФ — Т.И.Лёвкина) в открывшемся наконец-то Новом театре. Читателям старшего поколения рок-опера эта более известна под названием «Юнона и Авось» (авторское либретто: Андрей Вознесенский, музыка Алексей Рыбников).

     Коротко говоря, началось всё так: главный герой граф Николай Петрович Резанов (актёр А.Рудченко) прибывает с посольством в Калифорнию, где не только налаживает дипломатические отношения с испанцами, но и умудряется, не без помощи влюблённой в него шестнадцатилетней дочери местного губернатора Кончиты (актриса И.Митрофанова) и будучи, по-сути, гостем, — хозяйничать во благо Русской Америки… В общем, про любовь!

     Лет двадцать с лишним назад попасть в театр Ленком на «Юнону» было не легче, чем в Большой театр на «Жизель». Я была знакома с девушкой, которая видела её семь раз. Сейчас трудно сказать, чем именно была обусловленна такая популярность этой постановки. Конечно, зрители шли в Ленком на Николая Караченцева – исполнителя главной роли графа Резанова. В те годы мы знали и любили советских актёров, преклонялись перед ними, смотрели «наши» фильмы с огромным удовольствием… Притягивало также это удивительное словосочетание – «рок-опера». Опера – это скучно, нудно и неинтересно; но вот это волнующее слово «рок» — что-то мощное, что-то непотопляемое и обязательно противозаконное… Поймав коньюнктуру, фирма грамзаписи «Мелодия» выпустила пластинку с рок-оперой Рыбникова и Вознесенского, и музыкальные темы «Ты меня никогда не увидишь» и «Шиповник» стали соперничать популярностью с «Миллионами алых роз» Раймонда Паулса.

     Мотивчики-то из оперы знала, считай, вся страна, а вот с сюжетом «Юноны» многие были знакомы смутно. Я позволила себе эти отступления в прошлое для того, чтобы показать, насколько трудную задачу поставила перед собой режиссёр «Детей полудорог». Взяться за постановку материала, который: а. за 25 лет (поставлена Марком Захаровым в 1981 году) стал культовым; б. в силу чудовищных социальных, технических и прочих не менее значительных перемен (либретто написано в 1970 году, музыка в эпоху ВИА – 1978 году) может показаться несовременным, архаичным. Да ещё и спектакль музыкальный, а актёры – драматические. С другой стороны, Т.И.Лёвкиной и труппе театра предстояла ещё одна миссия – ярко открыть Новый театр, который, кстати сказать, не только единственный в округе, но и чуть ли не единственный, построенный в Российской Федерации в последние годы и даже десятилетия. (Да что театры! – Цирк в Нижнем Новгороде четверть века строят.)

     С того времени, когда произошло прощание со Старой сценой театра, прошло ни много ни мало четыре года — помните, тогда ещё был захват заложников «Норд Оста» на Дубровке? За это время, признаемся честно, мало хорошего было сказано и о здании театра, и о его строительстве. И за то, что все эти совсем не простые годы наш театр по-прежнему показывал нам по несколько премьерных спектаклей в год, и за то, что актёры, режиссёры, художники и музыканты театра не пополнили ряды продавцов и подсобных рабочих – давайте за всё это скажем спасибо всем им, и начальнику отдела культуры — Татьяне Ивановне Лёвкиной в особенности.

     Неделя прошла после премьеры «Детей полудорог»… За это время в местных СМИ, в том числе и на сайте «Колючий Саров» зрители делились своими мнениями об этом спектакле. В основном хвалили, иногда критиковали: мол, не убедительным показалась игра главной героини, кто-то подметил, что свечки не так горят… Давайте всё-таки не будем забывать, что театральная постановка — а «Дети полудорог» особенно – это не клип, который можно посмотреть в перерывах между перекурами. Здесь каждая сцена это первый – он же последний — дубль. Спектакль сложный, с большим количеством исполнителей, ну просто спектакль–собор. В подтверждение своих выводов, воспользуюсь высказыванием dj dance: «Для того, чтобы понять, что хлеб чёрствый не нужно быть пекарем. Но чтобы испечь его – нужно.»

     Уже не в первый раз, наблюдая за режиссёрской работой Т.И.Лёвкиной, я удивляюсь, как это она ухитряется на каждом шагу расставлять зрителю «подсказки», оставляя их при этом — «открытыми»? Зачем, для чего выстраивает сложные мезансцены, неожиданные появления героев, учит актёров вокалу? Вот, к примеру, перед началом рок-оперы на лёгкий, как парус, занавес, проецируется «живой» океан: слышен его звук, видно плавное движение волн. Служители Мельпомены, сидящие позади меня, засекли время и через три минуты весьма театрально высказывали предположение, что это техническая неполадка. Потом прошло ещё четыре минуты, и кто-то высказался, что это такая динамическая заставка: чтобы не скучно было, пока все рассживаются по креслам. И я, считаю, что все действия в спектакле – от набатного боя колокола до статичного волнения волн — режиссёр преподносит нам затем, чтобы мы – по-ду-ма-ли, по-чув-ство-ва-ли, по-раз-мышля-ли, захотели, наконец, узнать об авторе, главном герое нечто большее!

     Ещё до путешествия в Америку, 40-летний граф Резанов, похоронивший жену и оставшийся один с двумя детьми, младшей из которых было 17 дней от роду, принимает решение отправиться в составе экспедиции И.Ф.Крузенштерна на кораблях «Надежда» и «Нева» с посольством в Японию. Глядя на «живой» занавес, я вспомнила, что читала когда-то, как долог, труден и унизителен был для Резанова этот путь…

«Чего ищу?
Чего-то свежего.
Земли старые — старый сифилис.
Начинают театры с весела,
Начинаются царства с… виселиц.»
Андрей Вознесенский, либретто к рок-опере
«Юнона и Авось».

Наблюдая за публикой до спектакля, в антракте и после, я выяснила, что в большинстве своём присутствующие вообще-то и не знали (или забыли) о чём, собственно, спектакль. Никого за это не осуждаю, более того, считаю, что чаще всего зрелище тем интересней, чем менее известно его содержание. Однако, рок-опера «Юнона и Авось» основана на реальных исторических событиях, происходивших 1806 году, то есть ровно 200 лет назад. «Играл с двором, а умер от… простуды». — На полудороге к дому (ко славе Отечества? к возлюбленной Кончите?) от сердечного перенапряжения, под Красноярском командор Резанов умирает. Кончита узнала о его смерти через год, но продолжала ждать его ещё более сорока лет. И всё-таки, рок-опера как я её увидела в постановке нашего театра – не про любовь… не совсем про любовь. Хотя, конечно, любовная линия в спектакле выведена сильно. Тогда про что, спросите вы? – А это ещё одна «открытая» подсказка, которую вы, я уверена, разгадаете по-своему, посмотрев «Детей полудорог».

Т.Тагина
Газета «Колючий Саров», 2006 г., № 4