КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Современная драматургия очень осторожно, даже с опаской осваивается провинциальными театрами, и сплошь и рядом пьесы ныне работающих, а тем более молодых драматургов вообще не находят своего места в афишах. Тому есть множество причин. Главная состоит в том, что молодые драматурги, как это ни парадоксально, при создании текста плохо учитывают законы сцены, текст превалирует над сценическим потенциалом. Режиссер, знакомясь с такими пьесами, может вполне оценить литературные достоинства, но не видит реального, живого воплощения прочитанного.

Кроме того, новая пьеса требует чаще всего свежих оригинальных решений, режиссеру нельзя опереться на опыт предшественников или оттолкнуться от него. Помните, у Булгакова писатель Максудов, переделывая свой роман «Черный снег» в пьесу долгими ночами, видит перед собой светящуюся коробочку, где движутся крохотные человечки, где звучит музыка, слышаться голоса. Чтобы написать хорошую пьесу, драматург должен знать театр и быть чуть-чуть режиссером. Иначе эти маленькие фигурки в коробочке останутся мертвыми, а сама коробочка не развернется и не превратиться в настоящую, залитую огнями сцену…

Среди классических комедий гастрольного репертуара Нижегородского областного драматического театра взгляд невольно задерживается на малоизвестном имени Екатерины Нарши. И сразу же возникает особый интерес. (К сожалению, рядовой зритель выбирает спектакль обычно по иному принципу, предпочитая знакомое имя и ожидаемый праздник. Поэтому первый показ и не привлек широкого зрительского внимания).

А спектакль оказался важным. Может быть, рискну, забегая вперед, сказать, что это самая глубокая из привезенных работ.

«Двое поменьше» — так называется проект, получивший конкурсный грант «Театр на пороге XXI века». Название конкурса обязывает авторов если не находить свежие, качественные решения, то уж по крайней мере выглядеть современно, быть в форме, доказывая оправданность как выбора материала, так и его воплощения.

«Женский квартет» молодых авторов (режиссер Анна Трифонова, сценограф Юлия Клюгвант, композитор Елена Могилевская и драматург) не сделали каких-то знаковых открытий, но создали современный спектакль о том, что все мы чувствуем, но о чем не можем внятно сказать.

Есть такой грустный анекдот. «Новый русский», купив в магазине елочные шары, на следующий день возвращается.

— Что, не подходят? — спрашивает продавец.

— Бракованные.

— Битые?

— Нет. Не радуют.

Если цель режиссера — рассказать зрителю историю, то это история о том, как огромный и радостный мир, переливающийся всеми цветами радуги, в котором нет ничего, кроме безграничного Счастья, однажды стал для всех черно-белым.

Вот резвятся на детской площадке главные герои — Ванечка и Манечка (эти имена изначально сообщают происходящему несерьезность. Ну что может страшного случиться с Ванечкой и Манечкой?!) Она с розовыми бантами и в розовом платьице, он — в шортиках. Режиссер играет в опасную игру, на грани фола, поскольку молодые, но вполне взрослые актеры в роли детей при малейшей нотке неискренности и неестественности выглядят пошло, как выглядит в театре «Сфера» у Еланской великовозрастная Лолита (там это, впрочем, оправдано материалом). Идеально психологически выстроенные диалоги детей, точно переданная атмосфера детства погружают зрителя в собственные воспоминания, потому что драматург говорит о совершенно конкретном времени — начале семидесятых. Узнаваемые предметы эпохи: программа «Время» говорит бодрыми поставленными голосами, и веселый маляр красит стену дома в веселый салатовый цвет, и дядя Георгий, подтянутый советский офицер, рисует ребятам краснозвездный советский истребитель в мирном голубом небе…

Правда, рядом другая реальность: отец Ванечки (А.Рудченко) пьет по-черному, не может понять, как же могло случиться, что его — офицера-подводника оставили за провинность на берегу, а его лодка из похода не вернулась. Задохнулись все его товарищи в железном гробу. И пьет бывший моряк, и приходят к нему в страшных снах его матросы…

Но детство об этом не ведает. Вот они уже школьники, и наивной детской дружбе приходит на смену первая любовь. Манечка и Ванечка всегда вместе, всегда рядом. Неужели существуют в мире грусть, разлука, наконец, смерть? Не может быть…

Только время идет. Манечка уезжает в спецшколу для музыкально-одаренных детей, а Ванечка остается в родном городе.

В спектакле удивляет выверенность и просчитанность всех ходов; эта искусность даже слегка раздражает — так мастерски сплетены главные и второстепенные мотивы и так точно они звучат на фоне общей лирической интонации. По своей сути перед нами мелодрама, но жанр в программе никак не определен. И вряд ли случайно, поскольку и мелодрама бывает разной. Она может быть безвкусно растянута растянута, как мексиканский сериал, а может быть предельно сконцентрирована, как у Анны Трифоновой, и в решающий момент перерастать в высокий трагизм.

А что трагично в нашей современной жизни? Нет, не бушуют здесь шекспировские страсти, сметая все на в своем пути. И не в том трагедия, что сбываются они как-то не так. Четырнадцать лет спустя герои встречаются. И все их мечты сбылись. Манечка — выдающаяся скрипачка, гастрольный график расписан на два года вперед. Ванечка — преуспевающий деловой человек. Но счастье также далеко. Почему? Почему, когда в детстве мечтаешь о счастье(оно там, во взрослой жизни!), загадываешь вовсе не о том? И почему потом оно, долгожданное счастье, оказывается в прошлом, в том самом детстве? И вот герои снова закрывают глаза и загадывают: «Я хочу, чтобы все было по-другому».

Как положено настоящему художнику, Анна Трифонова берется за неразрешимую проблему, но заставляет зрителя думать и переживать.

Следует особенно выделить молодых артистов — И.Аввакумову и А.Боровикова. Они ведут спектакль, и их дуэтом Нижегородский драматический может по праву гордиться. С такой молодежью театр может уверенно смотреть в завтрашний день.

Отметим также любопытное сценографическое решение Юлии Клюгвант — предельно абстрактная декорация легко трансформируется, превращаясь в детскую площадку, в типовую квартиру, во что угодно, создавая в то же время визуальную метафору многочисленных зеркальных отражений, в которых так легко заблудиться и не найти себя…

Напомним, что спектакль «Двое поменьше» еще можно увидеть 11 и 15 июля.

Александр Мызников

Литературно-художественное приложение к газете «Весть» «Калужский Меценат». 2000 г., 8 июля