КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Кто такие питекантропы? Обратимся к Википедии: питекантропы – это ископаемый подвид людей, некогда рассматриваемый как промежуточное звено эволюции между австралопитеками и неандертальцами. Ископаемый, значит давно исчезнувший, не так ли? А вот несколько десятков саровчан утверждают, что в конце января видели питекантропов своими глазами и не где-нибудь, а в Саровском драматическом театре. «Ископаемые люди» пришли на спектакль «Ромео и Жанетта» бесплатно, в Татьянин день, затерявшись в массе воспитанной и интеллигентной публики. Но как только погас свет и на сцене началось драматическое действие, вся их доисторическая сущность «полезла» наружу…

И хоть Википедия утверждает, что питекантропы – это эволюционное звено, современные их копии, скорее, демонстрируют процесс деградации. И не потому что некоторым пришедшим (явно под давлением педагогов) студентам было непонятно содержание спектакля. Тогда почему? Своими мыслями по этому поводу мы попросили поделиться актёров, игравших в тот вечер на сцене: Ирину Аввакумову и Евгения Цапаева.

– Это был довольно сложный спектакль, – признаётся Ирина Сергеевна. – Играть на такую публику чрезвычайно тяжело. Возможно, зритель не догадывается, что мы, актёры, на сцене слышим абсолютно всё, что происходит в зале. Но при этом не имеем права нарушить невидимую «четвёртую стену», которая незримо разделяет сцену и зрителей. Поверьте, ни один актёр нашей труппы не отрабатывает спектакль просто чисто технически. Чтобы зритель что-то почувствовал, мы каждый спектакль, сколько бы раз не выходили в одной и той же роли, вновь и вновь проживаем её. А значит, надо открыть душу, вывернуть себя наизнанку, условно говоря. Актёры в этот момент очень уязвимы и беззащитны. И когда ты умираешь от любви, а из зала в этот момент выкрикивают с места хамские комментарии, представьте, сколько силы воли надо, чтобы не прерваться и оставаться в образе.

Ирина Аввакумова исполняет в спектакле «Ромео и Жанетта» роль строгой матери, деспотичной и строгой женщины. Актриса вспоминает, что увидев, какая публика пришла на спектакль, начала играть даже жёстче обычного. И тем самым немного даже «дисциплинировала» вальяжного зрителя. А вот молодым актёрам, которым предстояло убедить зрителя в существовании неземной и всепоглощающей любви, было совсем непросто это сделать. О своих впечатлениях рассказывает Евгений Цапаев:

– Мы не ожидали, конечно, такого от саровских студентов. У меня сложилось впечатление, что пришедшие на спектакль ребята впервые увидели и услышали что-то доброе и человеческое. Сейчас молодёжь окружает такой поток негатива из всех доступных информационных источников – телевидение, интернет пестрят сообщениями о насилии, ребята играют в компьютерные игры, основой сюжета которых также является насилие. Они научились с этим жить и защищать себя от «чернухи». А вот открытое проявление чувств, как в нашем спектакле, разговор о любви их, возможно, просто шокировал. Знаете, как в школе бывает – дети стесняются быть ласковыми и добрыми. Потому что задразнят. Потому что полюбить, да ещё и сказать об этом вслух – в их сознании значит, стать уязвимым и слабым. Наша задача убедить их, что всё наоборот. Умение любить – это самое большое достижение человека, его сила и ответственность.

В своих оценках актёры сходятся – молодым людям, испортившим в тот вечер настроение не только актёрам, но и зрителям, своим ровесникам, просто не хватает воспитания. Они вели себя так, словно сидели дома у телевизора или монитора. Не хватало только чипсов, фисташек, пива или семечек. Но вот что удивительно, когда «ГС» спросил, хотят ли актёры вновь увидеть этих ребят в театре, они в один голос сказали, что эти дети обязательно должны приходить на их спектакли и как можно чаще.

– Конечно, мы ждём разного зрителя, – поясняет свою позицию Ирина Аввакумова. – И этих ребят тоже. Пусть в тот раз им было сложно раскрыться, ведь зритель вместе с нами «работает», когда смотрит спектакль. Иногда это очень сложно. Но с каждым разом они будут больше понимать, тоньше чувствовать. Сказать, что мы совсем «не попали» в того сложного зрителя нельзя. В какой-то момент они замолкали, замирали, мы всё-таки затрагивали какие-то струны души этих ребят. Пусть приходят. Только об одном хочется попросить руководителей учебных заведений. Если вы отправляете своих детей на спектакль (а студенты оказались в тот день более несдержанными, чем дети детсадовского возраста), было бы неплохо, чтобы их сопровождали педагоги. Возможно, их присутствие поможет контролировать поведение воспитанников.

Что ж, после таких случаев понимаешь, почему в театре не работают, а служат. Актёры – как бойцы на передовой. Не спрятаться, не убежать с «поля битвы». Их мужеству и выдержке иногда можно только позавидовать.

В далёкие 80-90-е годы прошлого столетия (ужас, я уже чувствую себя ископаемым человеком!), когда я училась в школе, была замечательная практика. Школьники ходили в театр, смотрели спектакли, обсуждали их на классных часах и уроках литературы. А потом писали сочинение. Да, сейчас даже к постановке классических произведений режиссёры подходят очень творчески. Потому что ставить хрестоматийно, как иллюстрацию – скучно и неинтересно. Можно ли детей «водить» на такие спектакли? На мой взгляд, ответ очевиден – не только можно, но и нужно! Потому что это развивает их мышление, вариативность восприятия, способность анализировать увиденное. Возникают вопросы? Актёры готовы принять участие в обсуждении, поразмышлять вместе со школьниками. Ведь для того и существует театр, чтобы заставить зрителя думать, научить чувствовать. Идите в театр ещё и ещё раз! Билеты доступные.

Анна Шиченкова

г. «Голос Сарова», 2017 г., № 3 от 9 февраля