КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

В интервью газете «Правда» Сергей Бондарчук сказал, что работа над десятисерийной киноэпопеей «Тихий Дон» закончена. Права на фильм пока принадлежат итальянцам. Затраты на его создание оцениваются примерно в сорок миллионов долларов. И несмотря на это его перекупают американцы. И именно американские актеры будут фильм озвучивать.

Вместе с иностранными актерами в картине заняты Н. Андрейченко, И. Скобцева, П. Гостюхин, Б Щербаков, М. Васьков, а еще В. Антошенков и его жена И. Полежаева. Роли у наших актеров были небольшие, но они видели киносъемочную «кухню» Сергея Федоровича Бондарчука.


В нашем городе Инесса Михайловна и Вадим Григорьевич известны театралам – ведь долгие годы они были ведущими актерами драмтеатра.

КОРР. Расскажите, как вы оказались в числе актеров, занятых в «Тихом Доне».

В. А. Совершенно случайно. Когда мы с женой были проездом в Москве, решили позвонить Сергею Федоровичу Бондарчуку. Диалог с ним получился коротким:

– Сергей Федорович, с вами говорит Антошенков Вадим…

– Завтра в одиннадцать на Мосфильме встречаемся. Пропуск тебе будет заказан.

И Бондарчук положил трубку.

А я подумал: «Не понял, наверное, кто звонит». На утро с Инессой Михайловной мы отправились на Мосфильм – пропуск нам действительно был заказан.

«Будешь работать у меня в фильме», – сказал Бондарчук. И мне дали текст на английском языке.

КОРР. Так вы знаете английский язык?

Вадим Григорьевич смеется: «Нет, не знаю, но роль выучил, чем немало удивил Сергея Федоровича. Текст готов – сразу начались съемки. Сначала поехали в Подмосковье.

Надо сказать, что организация труда у итальянцев была на высоте – ни минуты простоя. Наложили мне грим, бороду приклеили, папаху, тулуп надели. Проходили съемки на капустном поле: грязища страшная – было это весной прошлого года. По сценарию Григорий должен был подъехать ко мне на лошади и завязать разговор. Но только мы с ним начинаем говорить, лошадь убегает и уносит его из кадра. Сначала Сергей Федорович ругался по этому поводу сильно, а потом приказал съемочной группе: «Как Григорий подскачет, все держите лошадь, а он будет разговаривать». Только лошадь норовистая была, все равно ухитрялась убегать. Вот так и прошла моя первая съемка в «Тихом Доне».

КОРР. Где еще проходили съемки?

В. А. Основная работа была в Вешенской. Мы с Инессой Михайловной целый месяц прожили на родине Шолохова. Не только в музее были, но и с родственниками Михаила Александровича познакомились. Шолохова вспоминают в Вешенской добром – не о каждой станице у нас заботится Нобелевский лауреат.

Поразил уклад жизни там: у казаков строжайшая дисциплина – пьяного на улице и розгами отходить могут, чтоб не позорил казаков. Зато старость уважают.

В Вешенской мы целыми днями пропадали на съемочной площадке. Благо, бытовые проблемы итальянская сторона взяла на себя. Все было устроено по высшему классу. Мы с Инессой Михайловной жили в комнате охотничьего домика, кормили актеров в ресторане, арендованном итальянцами.

Съемки шли и в Москве: на киносъемочной площадке Мосфильма была построена хата Григория, вокруг по специально настеленной земле бегали курочки, росла трава. Наши художники не упустили ни одну, даже самую мелкую деталь казачьего быта.

КОРР. В интервью газете «Правда» Бондарчук отмечал, что иностранные актеры хорошо справились со своими ролями, но герои фильма говорят на английском языке…

В. А. Да. «Тихий Дон» на английском языке трудно воспринимается: пропадает казачий жаргон, языковой колорит шолоховского произведения. Я говорил об этом с Сергеем Федоровичем, во многом он был со мной согласен. Но ведь у нас фильм финансировать отказались, выбора не было. Для С. Бондарчука киноэпопея «Тихий Дон» этапная, может быть, последняя большая работа (недавно ему исполнилось 72 года) И не сделать ее он не мог. Итальянцы же, предложившие свои услуги, обеспечили съемки всем необходимым, прекрасно выполнив свои обязательства.

КОРР. Как Бондарчук вел киносъемки: точно ли он следовал заранее написанному сценарию, кто для него артист на киносъемочной площадке: пешка или творец?

В. А. У Бондарчука был сценарий, и, в общем, он его придерживался. Но с учетом обстоятельств, вдруг пришедших на ум сцен, Сергей Федорович его изменял. Итальянцы только руками разводили: этого нет в сценарии. «Ничего, я потом впишу», — отвечал Бондарчук. И все делали то, что он задумал. На съемочной площадке Сергей Федорович был царь и бог.

Он человек увлекающийся, но с актерами предельно ласков. Если чувствует, что у актера роль получается, не мешает, воли своей не навязывает, идет следом за ним.

КОРР. Вадим Григорьевич, а как вы вообще познакомились с Бондарчуком?

В.А. Это произошло очень давно. Я тогда работал в Иркутском театре. У нас шел спектакль по повести С. Шолохова «Они сражались за Родину». Я играл Лопахина. По этому спектаклю был сделан телефильм. Возможно, его Сергей Федорович увидел. Точно не скажу. Только тогда из Москвы пришла мне телеграмм: «Вызываем вас на съемку». Я поехал, прошел пробу на роль Лопахина в фильме С. Бондарчука, понравился, стал репетировать. Но в последний момент Герасимов настоял, чтобы Лопахина играл Василий Шукшин. Что ж, с Шукшиным не конкурируют. Сергей Федорович спросил меня тогда: «Вадим, ты хочешь какую-нибудь другую роль, раз так получилось?» Я ответил, что настроился на Лопахина и за другую роль браться не хочу. С тех пор много воды утекло, но отношения с Сергеем Федоровичем сохранились. Пару раз я снимался в его фильмах в эпизодах. Только для меня и для Инессы Михайловны такая работа – скорее счастливая случайность, мы всю жизнь свою жили театром.

Записала Т. Корочкина

г. «Городской курьер», 1993 г., № 51