КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Мы дожили…

– Мы дожили, хотя мало кто верил, что это свершится, — сказал экс-директор нашего драматического театра Борис Смбатович Меликджанов на открытии нового здания театра.

И в этих словах – горькая правда и горькая радость.

Речь о строительстве нового здания театра велась так давно, что уже трудно вспомнить, в каком именно году о такой необходимости заговорили, и кто первый выступил с этой инициативой. Заговорили еще тогда, когда позиции Православной церкви были слабы и каждому ребенку с пеленок объясняли, что «религия – это опиум для народа». Заговорили потому, что старое здание, ныне отошедшее к РПЦ, было мало пригодно для полноценного развития театрального искусства в Сарове. Крохотная сцена, слабая акустика с провалами, отсутствие элементарных удобств… Но прошло много лет, прежде чем новое здание было открыто.

А уж сколько скандалов было связано с самим строительством нового здания! К 2003 году, когда весь мир отмечал 100-летие преподобного Серафима Саровского, театр не успели вывести из монастырского комплекса, и, наверное, это был единственный случай, когда несколько лет храм и театр разделяла всего лишь капитальная стена. Соседство обоюдонеудобное, но призывающее обе стороны к терпению…

Был период, когда строители уходили с объекта и за новым зданием присматривали буквально несколько человек. А труппа, ждавшая нового здания, играла камерные спектакли на малой сцене, не имея ни нормальных гримерок, ни входа на сцену. И в этот трудный период театр подарил городу такие прекрасные постановки, как «Дядя Ваня» и «Старые дома».

Мы дожили. И труппа, и зрители.

14 октября новое здание театра все-таки открыли.

День выдался холодный и ветреный. Многие из гостей самого высокого ранга не смогли приехать. Открытие нового здания доверили местным властям, включая директора РФЯЦ-ВНИИЭФ Радия Илькаева. Областную власть представлял руководитель комитета по культуре Сергей Щербаков, сам в прошлом актер.

Несколько положенных в таких особых случаях слов, волнение приглашенной публики, и – вот оно, фойе нового здания и дивная музыка театрального оркестра, встречающая гостей.

Было в этом что-то щемящее…

Какой он, новый театр?

К сожалению, ситуация в стране такова, что новые здания театров открывают, пожалуй, только в Москве. А в провинциальных городах театры латают дыры. Но Саров – все-таки не глухая провинция, и театр всегда играл важную роль в культурной жизни города.

Как сказал на открытии директор РФЯЦ-ВНИИЭФ Радий Илькаев, «наш город небольшой, и таких городов как Саров, в России очень много. Но у нас есть театр, и это оказывает огромное влияние на духовное развитие горожан. Пожелаем же, чтобы у нашей труппы мастерство и известность были такие, как у Ядерного центра – на федеральном уровне!»

Глава администрации Сарова Валерий Димитров напомнил гостям, собравшимся на открытие нового здания и нового театрального сезона, что здание уникально и по конструктивному исполнению, и по уровню примененных современных технических решений:

– Это единственный в мире театр, выполненный полностью из монолитного железобетона, 12 тысяч кубометров которого уложены в десятиэтажный каркас. Здесь 1200 тонн арматуры и около 3 миллионов метров проводов. На отделку здания театра ушло около 3 тысяч кв. метров лучшего гранита из Карелии, Украины, Казахстана и Китая.

Новый театральный комплекс – это свыше 13 тысяч квадратных метров общей площади. В здании театра предусмотрены два зрительных зала – на 500 и 100 мест. В создание нового театра внесли свою лепту 46 нижегородских и саровских фирм и учреждений, в числе которых: «ОМНИ Структуре-НН», Кулебакский завод металлических конструкций, «Энергосервис», «Система», МСУ-101, «Аквад», «Консар», СМУ-15.

Однако, не надо забывать, что 14 октября была пущена только так называемая первая очередь: большая сцена, фойе, буфет и прочее. А малая сцена с малым репетиционным залом и фонотекой пока остается необорудованной, и сроки сдачи второй очереди на празднике не оглашались. Поэтому, хоть театр и открылся, но строительство еще не окончено…

«Дети полудорог»

Конечно, открытие нового здания театра – это событие не только городского масштаба, поэтому вопрос о том, как будет открываться театр, обсуждался долго. Руководство театра и отдела культуры сошлось на том, что пригласить на открытие заезжих звезд было бы неуважением к собственной труппе. Значит, надо найти такую пьесу, из которой можно было бы сделать феерическое шоу.

Выбор пал на «Юнону и Авось» Вознесенского и Рыбникова.

Безусловно, спектакль в постановке Марка Захарова, который играют на сцене «Ленкома» уже 25 лет, вошел в разряд классики. Однако «Ленком» — не единственный театр, на сцене которого шла эта рок-опера. Были и другие смелые люди, которые брались ха постановку «Юноны и Авось» и находили свое режиссерское решение мюзикла. Кроме того, музыкальный материал таков, что испортить его практически невозможно, а драматическая основа может быть любой: и сильной (что только пойдет на пользу постановке), и слабой (музыка спасет все).

Действительно, музыкальная составляющая постановки «Юноны и Авось» на саровской сцене восхитительна. И если у кого из зрителей возникли сомнения, только ли местными силами были исполнены партии рок-оперы, отвечаем: да, все – исключительно силами города.

В постановке заняты почти 90 человек, притом не только труппа театра, но и самодеятельные коллективы города.

И все-таки нам повезло, что к тому моменту, когда руководство театра решило ставить «Юнону и Авось», в Саров приехала молодая вокалистка Екатерина Лованская. Как говорится сразу со скамьи консерватории – к нам. Когда Екатерина исполняет арию «Вечер – Божий свет» почти на ультразвуке (как и задумано у Рыбникова), можно и не смотреть на сцену, а просто закрыть глаза и ощущать, как кожа покрывается мурашками от восторга. Или нежные переливы ее «Аллилуйя»… Только ради того, чтобы услышать этот голос, можно идти на рок-оперу.

А еще – ради исполнения актером Андреем Рудченко роли Николая Петровича Резанова. Рудченко удалось уйти от копирования манер великого русского актера Николая Караченцова, который долгие годы исполнял роль Резанова на сцене «Ленкома» и создать свой образ русского путешественника и «государева мужа». Фактически это единственная роль в спектакле-мюзикле, блестяще выполненная и с точки зрения драматургии, и с точки зрения музыкального материала.

Впрочем, уточню: в нашем театре название «Юнона и Авось» изменили на «Дети полудорог». Как сказала на пресс-конференции режиссер-постановщик рок-оперы, заслуженный работник культуры РФ, начальник отдела культуры городской администрации Татьяна Ивановна Левкина, в ее трактовке рок-опера – история о том, что никому из нас не удается исполнить все свои замыслы в жизни, мы как бы проходим всего полдороги…

Напомним, что в основе рок-оперы лежит подлинная история любви графа Николая Петровича Резанова и шестнадцатилетней дочери губернатора Сан-Франциско Кончиты.

Николай Петрович Резанов (1764 – 1807) – выдающийся русский путешественник и государственный деятель, почетный член Петербургской Академии наук, один из учредителей Российско-Американской торговой компании, происходил из небогатого рода дворян Смоленской губернии, служил поручиком лейб-гвардии Измайловского полка. В 1799 году Резанов назначается так называемым корреспондентом Российско-Американской торговой компании, затем возглавляет ее правление, переведенное в 1809 году из Иркутска в Петербург. Участвует в организации кругосветной экспедиции во главе с И. Крузенштерном и Ю. Лисянским. В 1806 году Резанов предпринимает путешествие в Калифорнию в целях налаживания Российско-американских торговых отношений. На обратном пути в Россию в Красноярске он умирает. Кончита, прождав любимого более 35 лет, уходит в монастырь и становится первой калифорнийской монахиней.

Исторические документы говорят о том, что если бы оберкамергер Резанов достиг своей цели и вернулся бы в Калифорнию, чтобы заключить брак с губернской дочерью, то Калифорния была бы русской территорией. Но попытка освоения новой земли оборвалась на полдороге…

Сцену для «Детей полудорог» оформили в виде палубы корабля. Борис Смбатович Меликджанов пожелал театральной труппе:

– Вы начали путь на корабле, так пусть это большое плавание будет бесконечно счастливым!

Что тут можно еще добавить?

Е. Трусова

«Саровская газета», 2006 г., 18 октября