КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

В марте в Саровском драмтеатре показали «Класс Бенто Бончева». Пьеса Максима Курочкина, постановка Льва Харламова. Место действия– Америка, время– прекрасное далеко, примета– полное отсутствие секса. Его, как когда-то в Советском Союзе, просто нет. Детишек приобретают, бросая монетку в уличный автомат.

После мартовских «Провинциальных анекдотов» контраст разительный. Реализм советских предместий – и «пьеса из головы». Однако, как и тогда,–полный зал и шквал оваций.

Корреспондент «Городского курьера» отправился к режиссеру с вопросами, главный из которых– куда движется (или, может быть, катится?) современный театр?

– В одном из интервью вы сказали: «В театре сейчас происходит перестройка. Ни в каком виде там не нужно воспроизведение действительности. У театра другие задачи». Вопрос: почему не нужно и какие задачи?

– Отражение действительности, начатое Островским и Станиславским более века назад, сейчас, на мой взгляд, не имеет смысла. Любое событие моментально фиксируется гаджетами и сразу же выкладывается в социальных сетях. Зачем конкурировать с айфонами? Театр должен погружаться глубже. В этом его основная задача.

– «Класс Бенто Бончева»– это попытка такого погружения?

– Да, и я рад, что она заинтересовала более трехсот саровчан, пришедших на спектакль.

– Новый театр требует новой драматургии. «Класс» из их числа?

– Вопрос сложный. Один нижегородский критик назвал наш спектакль «сегодняшним». Боюсь, эта оценка справедлива по отношению и ко мне, и к Курочкину. Максим базируется на той школе, которая существует. Его драматургия основана на слове, на тексте. Сюжетные ходы он пытается искать внутри словесного построения. Сейчас нужно другое. Надеюсь, что новые драматурги появятся в поколении двадцатилетних и найдут принципиально иные ходы. Как появятся и новые актеры. В сентябре мы с режиссером Александром Сучковым набираем курс в Нижегородском театральном. Хотелось бы отыскать с ними что-то новое, отличающееся от принципов существующей актерской школы.

– Вы говорите о новом театре, а статистика свидетельствует: даже в Москве, в топе самых популярных драматургов– Чехов, Островский, Гоголь, Пушкин. Лидер в провинции– Лобозеров. Получается, новая драматургия не слишком востребована?

– Тут виноваты не зрители, а скорее театры, которые не могут найти к ней ключ. Актеры приучены к «кантиленному существованию». Они привыкли входить в сцену, развиваться в ней, достигать кульминации. А новая драма – это зачастую очень сложное, нелинейное повествование. В пьесе того же Курочкина пятьдесят одна картина-«флеш». Некоторые состоят всего из двух строчек. Понятно, что у актера нет возможности войти в нее. В нее надо впрыгивать. К слову, этот прием мы осваивали долго и с трудом. Таковы проблемы. Они приводят к тому, что театры не ставят современные пьесы. Или ставят методами, которые проверены на классической или советской драматургии. Возможно, для воплощения Вампилова это хорошо, а вот для новой драмы – нет. Впрочем, как, например, и для Чехова. Известно, что он был недоволен постановками своих пьес в Московском Художественном театре. Метод Станиславского его не устраивал.

– И как выйти из этого тупика?

– В нижегородском Литературном кафе уже третий сезон существует проект Драма_talk. Это читки современных пьес. Нечто среднее между прочтением пьесы и спектаклем. Таких читок в стране, особенно в Москве, очень много. Однако никто не ожидал, что в Нижнем они возымеют такой успех. Набивается полный зал, невозможно войти. На них мы и ищем ключики к современной драматургии, учимся «затаскивать» в нее зрителя. Кое-что уже получается.

– Читаете только русскую драматургию?

– Два сезона была только она. В этом перешли на современную немецкую: честно говоря, уши начали забиваться большим количеством мата, отсутствием всяческих табу, или, как метко заметил один известный критик, «генитальной развязностью».

– Постановки в стиле советского времени и подобные читки– это что, крайности нынешнего театра?

– Думаю, крайности в другом. С одной стороны, театр идет в сторону от текста, к невербальности. Это опыт современного европейского театра, например, литовского. К слову, литовская режиссура сейчас самая модная в России. Эту же идею пропагандирует и русский прогрессивный театр. Даже изобретен термин – постдраматический театр. Он уводит нас к Антонену Арто и его невоплощенным идеям. С другой стороны – налицо огромная популярность читок, где кроме текста, по большому счету, нет ничего. Последняя, которую я слышал, была на фестивале в Могилеве. Три девушки читали текст «Норд–Ост». Крошечный зал на тридцать человек, никаких изысков, но она произвела на меня неизгладимое впечатление. Таковы, на мой взгляд, крайности.

– Есть ли перспективы у традиционного репертуарного театра? Многие молодые драматурги предрекают ему скорую и неизбежную смерть…

– Конечно, и такой театр может быть интересен. Товстоногов однажды сказал интересную мысль. Не помню ее дословно, а смысл таков: «Когда вы приступаете к постановке, забудьте все, что вы видели и делали раньше. И не надо мыслить параметрами сценической коробки. Надо представить, как драма будет происходить в действительности, здесь и сейчас. И потом уже пытаться максимально воплощать». Театр, который пусть и называется традиционным, но который все же «выглядывает за окно», и становится по-настоящему интересным. И хоронить его рано.


Справка:

Лев Юрьевич Харламов родился 16 декабря 1971 года в Челябинске. В 1995 году окончил Горьковское театральное училище, отделение актеров театра кукол. В 2003 совместно с Олегом Шапковым создал театр одновременной игры «Zоопарк». Спектакли «Zоопарка» отмечены многими наградами. С 2007 по 2012 год – преподаватель Нижегородского филиала «Первой национальной школы телевидения». 2009-2010 гг.– ведущий программы «Доживем до понедельника» на канале ННТВ. С 2010– преподаватель Приволжской Медиашколы (основы актерского мастерства, техника речи, мастерство радиоведущего), мастер курса радиоведущих. С сентября 2012 года – преподаватель (режиссер-педагог) Нижегородского театрального училища им. Евстигнеева.

В Тенигин

г. «Городской курьер», 2014 г., № 18