КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Последняя премьерае Театра Драмы в юбилейном сезоне — «Сон в летнюю ночь «Шекспира в постановке В.Т. Арсеньева. Сразу оговорюсь: ценители шекспировского языка и вообще классического Шекспира не увидят в этом спектакле то, что хотели бы. Разве только расширят кругозор: из Шекспира можно сделать шоу «а-ля Бродвей» с изумительными танцами, роскошным светом, яркими костюмами и красивыми актерами. Причем за этой увлекательной мишурой больше может ничего не быть: ни смысла, ни морали, только зрелищность. И стоит убрать из этого джентльменского набора один компонент, шоу тут же развалится.

Шекспировский «Сон в летнюю ночь» — чудесная сказка со всей волшебной и комедийной атрибутикой: колдовство, превращения, путаница чувств, ситуаций. Здесь и греческие подданные, и английские, здесь и феи, и эльфы, и даже царь с царицей. Герои, в общем-то, понятны: вот страстный Лизандр, вот Гермия — ему под стать, вот надменный Деметрий и влюбленная в него кроткая наивная Елена. Но на то и режиссура — для иного прочтения пьесы. И светлая легкая сказка превращается на сцене Театра Драмы в черную мистерию.

Все неприятности в ночном лесу случаются оттого, что Царь лесной Оберон (К. Алексеев) поссорился с Царицей Фей — Титанией (Н.Алексеева). Любимая не хочет отдать ему своего пажа. Если верить тексту Шекспира, то мальчик дорог Царице потому, что мать его была ее подругой, но умерла, и мальчик вырос при Царице. Если верить режиссеру Арсеньеву, то Оберон — любитель мальчиков, так же, как и Титания, ведь объяснения по поводу этого закулисного мальчика из постановки вымараны. Рога Оберона и гульфик превращают Оберона в Мефистофеля.

А помощник Оберона — проказник-эльф Пек (Р.Шегуров) не кто иной, как бес, который из необъяснимой ненависти к смертным совершает проделки: то подсунет соперникам в любви мечи, то зачем-то превратит мастерового, заблудившегося в лесу, в осла…

Так что лесной царь Оберон и Пэк, если верить трактовке Арсеньева, — олицетворение зла. Но тогда, по логике, царица фей Титания и ее помощница Фея (Н.Файзуллина) должны быть олицетворением добра. Однако Титания за все время действия не совершает ни одного доброго поступка (зато отдает мальчика-пажа сластолюбивому Оберону). А Фея помогает Пэку озоровать и проказничать.

Вторая линия спектакля — любовь четырех смертных: Лизандра (М.Солнцев) и Гермии (И.Аввакумова), Деметрия (М.Кашев)и Елены (Д. Казакова). Опять же, если читать Шекспира без лукавого мудрствования, Гермия и Лизандр влюблены друг в друга, но отец Гермии хочет выдать дочь замуж за Деметрия, и влюбленные решаются бежать. Деметрий же бегает от Елены, как от чумы, так же, как Гермия — от Деметрия. Оберон, желая помочь влюбленным, велит Пэку заколдовать Деметрия, чтобы он полюбил Елену. А Пэк совершает ошибку, заколдовывая Лизандра… Но это по Шекспиру. А по Арсеньеву, чувства влюбленных прочитываются следующим образом. Деметрий отвергает Елену, кокетничая с ней, и на самом деле совсем не против приставаний барышни. Елена страдает от жестокосердия Деметрия, но готова пасть в руки Лизандра, едва тот, заколдованный Пэком, разражается потоком любовных признаний. Одна Гермия верна Лизандру, но в волшебном танце сна режиссер и хореограф подкладывают Гермию Деметрию. Вот и разберись, где тут любовь, и есть ли она вообще на самом деле. В Обероне вдруг проступают черты Воланда: с какой стати ему, лесному Мефистофелю, помогать каким-то смертным?

Третья группа действующих лиц — актеры, некая английская чернь, плутающая по греческому лесу, репетируя спектакль. Юмор их плоский, впрочем, как и подобает черни. Но почему-то один из бродячей труппы — Основа (А.Ломоносов) — «косит» под Горбачева. Какую параллель узрел режиссер между Основой и Горбачевым — ума не приложу. Главное, чтобы было смешно?

Но все эти вопросы возникают только после спектакля, когда нет магического света, карнавальных костюмов Анастасии Глебовой, заводной музыки «Йелло» и волшебства Вангелиса, вокала Сары Брайтман и Андреа Бочелли, воздушных декораций Владимира Ширина, пластики и хореографии Андрея Сергиевского. Потому что все эти составляющие закрывают собой психологические бреши спектакля. Зато есть яркая зрелищная картинка на весь первый акт и часть второго. Качественный продукт для любителей ярких упаковок.

Если брать актерские работы, есть на кого прийти посмотреть. Вот Руслан Шегуров — четкий яркий запоминающийся образ эльфа Пэка. Чудесная пластическая работа. В один из моментов Пэк бежит на месте почти тридцать секунд, и Шегуров просто восхищает своей пластикой. Это как будто невозможно сделать, но он делает!

Точеная Наталья Алексеева с волшебными крыльями за спиной. Страстный Максим Солнцев. Нежная трепетная Дина Казакова (но ее героиня почему-то теряет свою трогательную беспомощность в сцене перебранки с Гермией). А в остальном, прекрасная маркиза… Собственно, суть «Сна в летнюю ночь» в постановке Арсеньева выражает четко герой с ослиной головой Основа: «Эту пьесу следует назвать «Сон Основы», потому что в ней нет никакой основы…»

Е. Трусова

г. «Город №», 1999 г., 22 апреля