КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Именно так и называет себя новый директор театра Юрий Никанорович Бабин – «директор-профессионал». Это не от нескромности. Это сущая правда. Поскольку в свое время Юрий Никанорович закончил специальное отделение экономики и театрального дела ГИТИСа им. А. В. Луначарского (ныне Российская театральная академия). И в дипломе в графе специальность записано «театровед-экономист-организатор театрального дела». То есть в самом деле – профессионал.

В Саров Бабин был приглашен по рекомендации бывшего директора Бориса Смбатовича Меликджанова.

Последний театр, в котором директорствовал Юрий Никанорович, — Смоленский экспериментальный театр драмы. До Смоленска — театр в Тильзите, бывший Советск в Калининградской области. Именно в Тильзите состоялся первый фестиваль моноспектаклей театров СССР. Казалось бы? провинциальный городок с населением в 68 000 человек, а приехали актеры из 11 городов. И фестиваль удался.

В чем-то Саров напоминает Тильзит – такой же маленький, и проблемы отчасти схожи.

— Юрий Никанорович, каверзный вопрос6 что такое – директор театра?

— Начну издалека. Однажды, когда я работал директором ТЮЗа, моя дочь Настя оказалась на репетиции, как всегда, я сидел через ряд позади режиссерского стола, а она – впереди, между мной и постановочной группой. Мы выпускали тогда спектакль «Король Матиуш Первый» по Я. Корчаку, и была одна из первых репетиций в почти полном оформлении. Как всегда, в таких первых черновых прогонах что-то по ходу подправлялось в оформлении, и к художнику спектакля подходили работники цехов за советом. Режиссер тоже, как всегда, нервно выскакивал на сцену, что-то уточняя с актерами. А я сидел позади и ко мне никто не подходил, что-то уточнять или советоваться. И вдруг Настя, видимо удивленная моим невмешательством, повернувшись, спросила: «Папа, а ты что делаешь в театре?» Вопрос этот застал врасплох. Не «кем работаешь?», как обычно спрашивают взрослые, а «что ты делаешь?» Если не ставишь спектакли как режиссер, не оформляешь их, как художник, не играешь, как актеры, то зачем ты? Что даешь ты для этого общего дела, из которого только и вырастает театр?

Думаю, что суть моей профессии – меценатская миссия. Государство, назначив меня директором театра, доверило мне миссию, которую на рубеже нынешнего века выполняло русское купечество в лице Третьякова, Мамонтова, Морозова, Бахрушина, — открывать таланты, создавать условия для их возникновения и поддержки. Грамотно вкладывать деньги в настоящее и будущее развитие русского театра.

— Как это делается?

— Для начала вопрос из области маркетинга: если вы задумаете построить кафе, то какое место вы для этого выберете? То, где уже есть пять кафе, или то, где кафе нет.

— То, где нет кафе.

— И прогорите через полгода. Это в лучшем случае.

— Почему?

— Там, где стоят пять кафе, люди привыкли пользоваться их услугами. Где есть месть для пяти, найдется место и для шести. Чем богаче выбор, тем лучше. Но там где нет кафе, никто не будет в него ходить. У людей нет такой потребности. Театр – это тоже услуга. Такая же, как кафе. И здесь должен быть богатый выбор. К примеру, детские сказки в саровском театре показывали только два раза в месяц. И на них трудно купить билеты. Давайте попробуем показывать их по субботам и воскресеньям каждую неделю. Давайте попробуем устраивать творческие вечера и показывать зрителям самостоятельные актерские работы. Театр должен работать для зрителя пять раз в неделю. Понедельник – выходной. Вторник во всем мире не театральный день. А вот начиная со среды, зрители должны приходить в театр каждый день.

— У нас среди недели приходят детские сады и школы.

— Это порочная практика, на коллективном посещении ребята театра не видят. В их сознании «праздник театра» — это еще одно скучное школьное мероприятие. Еще Фохт-Бабушкин в своем исследовании интересов школьников доказал, что влюблялись в театр только те дети, которых в театр впервые привели родители. А больше всего среди истинных любителей театра было участников школьных театральных кружков. Так что дети должны ходить в театр с мамами и папами. Кстати, для взрослых это – прекрасная возможность побыть с ребенком. Спешу сообщить, что, начиная с 23 сентября, каждую субботу и воскресенье будут идти детские сказки. Приходите!

— А когда же в театр смогут прийти взрослые? Когда будет открыт сезон?

— Пока – в конце октября или в начале ноября. Нам спешить некуда. Спешка скажется на качестве спектакля. Здесь, в Сарове традиция открывать сезон премьерой. Время на постановку премьер летом было упущено. Сейчас в производстве находятся два спектакля – режиссер Арсеньев ставит «Женитьбу» Гоголя, а режиссер Головин – «Цилиндр» Эдуардо де Фелиппе. Так что сезон будет открыт либо «Женитьбой», либо «Цилиндром». Кроме того уже началась работа над спектаклем «Осенняя соната» по киносценарию известного режиссера Бергмана. Для этой работы приглашен режиссер Виктор Александрович Мамин. Для молодежи планируется поставить спектакль «Три мушкетера». На днях я уезжаю в Киров, где работает режиссер Александр Павлович Клоков. Именно ему я хочу предложить «Трех мушкетеров». Клоков – заслуженный мастер сцены, выпускник ГИТИСа, однокурсник Михаила Али-Хусейна, который уже ставил у вас спектакль «Герой».

— Это ведь специфика театра маленького города – много премьер. Не так ли?

— Да. Еще в семидесятых годах на основе многолетних исследований театральные социологи группы Г. Г. Дадамяна очень убедительно доказали, что аудитория областного театра составляет примерно 3-7% от населения города. Эта цифра была реальна для Смоленска. Так, спектакль идет на сцене 20-22 раза, при средней посещаемости 500 человек. Таким образом, спектакль смотрят только 10-12 тысяч человек, что для Смоленска составляет примерно три процента населения. Для Сарова эти цифры ещё меньше.

Как ни грустно, но остальная часть городского населения в театр не ходит и, как показали те же исследования, ходить не собирается. Учитывая инерционность социальных процессов, не думаю, что что-то кардинально изменилось с того времени. Но трагедии в этом не вижу: не все ходят на концерты классической музыки, не все любят и постоянно читают Пушкина и Чейза. Это естественно. Это нормально.

Но выбор спектаклей, предлагаемых театром, должен быть широк. В Сарове идут высокие комедии. Не хватает молодежных спектаклей. Эта ниша также должна быть заполнена.

— В Театре остро стоит проблема с молодыми актрисами.

— Не вижу такой проблемы. По крайней мере – острой. Молодежь в труппе есть. Вопрос, как ее занимают. Что касается амплуа, то я против того, чтобы человека приговаривать человека к какому-либо амплуа. Вообще, кто сказал, что Катерина в «Грозе» должна быть красавицей? Что Гамлет – изящный и утонченный? Это режиссерские штампы. Под них подгоняются актеры. Я бы хотел, чтобы сегодня этот актер играл роль героя, завтра – характерную роль, послезавтра – полную противоположность. Но готовы ли к этому актеры? Я считаю, не надо бояться актерской загрузки. Гораздо хуже практика многолетней незанятости, невостребованности. Но в то же время надо не только накапливать, но и отдавать. Это суровая проверка актерского профессионализма.

— Да, проблем много.

— Те проблемы, которые вы очертили, — это на самом деле не проблемы, так…

— Желаю удачи!


Елена Трусова

г. «Старый город №», 2000 г, № 33