КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Хочу поразмышлять о тех спектаклях, которые мне довелось увидеть на малой сцене старого театра.

Два спектакля, увиденных мною, — «Дура, это любовь!» Н. Фридберга и «Бегущие странники» А. Казанцева – о любви. Устами одной из героинь «Бегущих странников» Казанцев пытается убедить зрителя, что «мы многого не знаем и не понимаем пока живем». Однако от этого сюжет спектакля не приобретает какой-то затейливой таинственности. Действие разворачивается по самой простой схеме жизни городской семьи. И герои пьесы наделены бледными диалогами, заурядными репликами и скучноватыми монологами. Слушая их, так и хочется сказать: «А это я где-то уже слышал, а об этом я, кажется, читал, а это нам вроде показывали по телевидению».

Зато в пьесе «Дура, это любовь!» словарный материал подобран автором удачно, актрисы Валентина Юрина и заслуженная артистка РФ Людмила Романова прямо-таки захлебываются в нем, придавая своим героиням разительную индивидуальность. Смотреть и слушать их – одно удовольствие.

Оба спектакля поставлены одним режиссером – заслуженным работником культуры Российской Федерации Татьяной Ивановной Левкиной. Поставлены умело и интересно.

Сюжет спектакля «Дура, это любовь!» довольно прост: закадычные подруги всю жизнь любили одного и того же человека. Одна – на правах жены, другая – на правах любовницы. Эта тайна раскрылась только после смерти «общего мужа», когда они обе пришли к его могиле с букетами цветов. И автор пьесы, и режиссер спектакля бережно и доходчиво раскрыли зрителю внутреннее состояние двух тайных подруг-соперниц. Любовь обеих к одному и тому же человеку была настолько чистой и честной, что у зрителя не нашлось желания упрекнуть кого-то из них в непорядочности. И они, раскрыв тайну своих отношений, тоже не бросились с кулаками друг друга, поняв, что всему виной она – эта самая любовь, которая неподвластна даже самым разумным натурам.

Спектакль красочно оформлен современной сценографией и насыщен хитрыми режиссерскими задумками. Сцены поездки двух героинь на кладбище в автомобиле «драндулете» смотрятся взахлеб. Когда, попав в автокатастрофу, одна из них оказалась висящей на театральном столбе, а другая – барахтающейся в обломках автомобиля, зритель не испытал страха за их судьбу, а от души смеялся над проделками этих неугомонных взбалмошных теток, зная, что ничего трагического с ними не случится. Так и вышло.

Чудесный спектакль!

Второй – «Бегущие странники» — менее загадочный, чем первый, но более трудный для зрительского восприятия. Пьеса названа «печальной драмой для взрослых». Но печаль, тоска, грусть порождаются, как известно от сильной невостребованной или разбитой любви. А такой любви зритель в спектакле не увидел. Автор предложил нам самые обыкновенные семейные интрижки, замешанные на трусливых закулисных встречах. И если бы не появилась на свет Божий маленькая Полина, герои семейных хитростей так бы и вели эту игру, делая вид, что ничего предосудительного не происходит.

Но самое главное – зритель не увидел сильной любви, которая закончилась бы печальной драмой. Поэтому для пьесы подходит более звучное название – «Скучная драма для взрослых». Правда, автор наделил своих героев многословием, но в диалогах, репликах и монологах нет той языковой экспрессивности, за которой просматривалось бы то большое чувство, которое принято называть любовью!

Жизнь подсказывает, молчание – самый сильный диалог влюбленных! О любви легко говорить, когда ее нет. А когда она «нечаянно нагрянет», человек начинает задыхаться от ее присутствия и не находит нужных слов, чтобы передать нахлынувшее чувство своему избраннику. Ромен Роллан говорил: «Любовь приходит и уходит тихо». Против этого вряд ли можно возражать. Герои же «Бегущих странников» слишком долго выясняют свои взаимоотношения. Говорят много совсем необязательных слов, от которых зритель начинает скучать. Более двух часов пришлось ожидать концовки печальной драмы. По-моему, это многовато.

Чехов говорил, что если в рассказе есть хоть одно слово, которое принесло бы читателю удовольствие, такой рассказ надо печатать. Это в какой-то мере относится и к театральному искусству. Поэтому, несмотря на зрительские суждения, выбор режиссера Т. И. Левкиной сделан правильно: оба спектакля смотрятся с интересом. Более же близок нам по современным приметам спектакль «Бегущие странники».

В России распадается две из трех семей. Каждый второй зарегистрированный брак заканчивается в суде разводом. Более 20% молодых семей создаются без регистрации брака – по взаимному согласию. И все это происходит на наших глазах. Поэтому нам не грех иногда взглянуть на себя со стороны.

Спектакль «Бегущие странники» начинается красивой музыкальной заставкой. Ансамбль очаровательных скрипачек сразу завладевает зрителем и располагает его к блаженному состоянию. Но блаженства и духовного вдохновения зритель не получил – пошла самая заурядная семейная серость. И все тот же спектакль следовало бы закончить выступлением того же скрипичного ансамбля с мелодиями Брамса. И прощальные свечи я поручил бы зажигать не мистическому Глазу, а маленькой Полине или ей с Ингой. Ведь маленькая Полина – это олицетворение нашего будущего…

Но, как бы нам ни хотелось, последнее слово остается за режиссером. У него свое видение спектакля, а зритель – всего-навсего доброжелатель, мнения и версии которого никого ни к чему не обязывают. Они могут вызвать грустную улыбку или кислую гримасу, у настоящего театрального критика, только и всего – жизнь есть жизнь…

Что касается актеров, занятых в спектакле «Бегущие странники», все они смотрятся прекрасно, особенно заслуженная артистка РФ Александра Доронина и актриса Валентина Юрина. Однако, говорить предметно можно лишь после того, как они начнут работать на большой сцене нового драмтеатра. А здесь, на пятиквадратном пятачке малой сцены, они, на мой взгляд, отбывают – не по их вине! – принудительный каторжный труд. Да и зритель, сидя в «голубятнике» под самым потолком, лишен возможности приглядеться к актерам, ожидая перерыва или конца спектакля, чтобы выскочить на улицу и глотнуть кислорода.

Словом, и актерам, и зрителю в таких спартанских условиях, как говорят, не до жиру, быть бы живу!..

И. Мишенин

г. «Саров», 2004 г., № 49