КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Не только творческие задачи приходится решать директору театра. Перед началом сезона мы попросили Юрия Ильича Абызова рассказать хотя бы о некоторых проблемах театра.

Корр. Юрий Ильич, не раз вы говорили, что труппу театра надо пополнять молодыми актерами. Удается ли это?

Ю. А. В этом году десять выпускников Нижегородского театрального училища были приглашены к нам на работу. Среди них – артисты кукольного жанра. Но одного переманил пензенский ТЮЗ, другая уехала в Уфу в республиканский театр кукол. Даже Арзамас нас переплюнул: мы приглашали из арзамасского драмтеатра актрису Наталью Куренкову, но наш театр не смог предложить ей жилье (общежитие) хотя бы такого же качества как в Арзамасе. Актриса отказалась приехать.

Работать в театр приезжают не только молодые, но и люди зрелые, а я их могу поселить только, как сельдей в бочку. Кто же к нам поедет? Театру необходимо служебное жилье для артистов. К бытовой неустроенности прибавляется еще и отталкивающий ореол таинственности, витающий над городом, досужие разговоры о радиации и атомном оружии. Даже двадцатипроцентная зональная надбавка никого не прельщает: в районном центре есть возможность заработать больше, чем у нас.

В этом году особенно ярко проявилась неконкурентоспособность нашего театра (его низкий рейтинг): из десяти приглашенных в театр приехали двое.

Мы свою работу делаем – ищем, уговариваем актеров и привозим в театр. В этом сезоне горожане увидят первые в нашем городе работы режиссера В. Бондаря – спектакль «Месса по деве» по пьесе Ю. Элдиса и актрисы Светланы Злобиной, исполняющей в нем главную роль.

Начнут работать в театре выпускник Нижегородского театрального училища, наш земляк Роман Сванидзе и режиссер-постановщик кукольных спектаклей Ирина Семенчук.

Корр. Считается, что актер, особенно молодой, ищет интересного режиссера, знаменитый театр. И именно это, а не жилищные условия для него важны при выборе места работы.

Ю. А. Пока молоды – да. Кстати, на этом часто спекулировали. И все-таки время сейчас другое. Вы говорите, знаменитые режиссеры. А сколько их осталось – А. Дзекун в Саратове, Б. Голубицкий в Орле, И. Бобылев в Перми, последний из могикан – П. Монастырский в Самаре, – по пальцам можно пересчитать. Молодежь понимает, что если не пригласили в областной или столичный театр, карьера на этом не закончилась, просто надо ехать на периферию и работать. А вот чтобы выбрать, куда поехать, далеко не последнюю роль играют жилищные условия. Жилье, которым может обеспечить наш театр, как правило, хуже того, что предлагают театры в других городах. И пока так будет, мы вряд ли сможем привлечь к себе внимание.

Корр. Почему приглашены актеры кукольного жанра?

Ю. А. «Кукольников» мы приглашаем потому, что собираемся в театре организовать труппу актеров кукольного жанра. В городе нет кукольного театра, возможно и нет смысла его создавать, а достаточно пополнить коллектив драмтеатра профессионалами-кукольниками. В прошлом году в соответствии с этим замыслом мы пригласили к себе на работу выпускников кукольного отделения театрального училища Ольгу Берзину и Максима Солнцева, которые успешно трудятся в театре, в этом режиссера–постановщика кукольных спектаклей, которая будет занята в организации концертных программ, возможно, начнется и работа над кукольными номерами и небольшими спектаклями.

Корр. Насколько профессионально давать актерам-кукольникам роли в драматических спектаклях?

Ю. А. В нашем театре прекрасно играла Евгения Кондратьева, а ведь она закончила кукольное отделение театрального училища. Может быть, кого-то оскорбляет работа Натальи Алексеевой на сцене? У нее есть свой зритель, ее любят, на нее идут. Наташа работает с большим удовольствием, пришли к ней и мастерство, и опыт.

Корр. Три года театр не выезжает на гастроли, причины понятны: высокие цены на все, с одной стороны, и бедность нашего театра, с другой. Но если забыть об экономике – не теряет ли театр, актеры квалификацию, не участвуя в российской театральной жизни, запершись в маленьком городке?

Ю. А. Гастроли – это не закон для театрального коллектива. Другое дело, что в нашем театре актеры привыкли к выездам. Сейчас гастроли – это катастрофически огромные расходы, которые лягут на бюджет. Вернемся к творчеству. Нам еще только предстоит создать сценические произведения, которые бы отвечали сегодняшнему уровню, могли бы понравиться зрителю.

В этом году у театра была возможность съездить на гастроли в Киров. И мы, конечно, могли бы прокатать выделенные на это деньги. Однако мы рассудили иначе: два миллиона рублей из четырех театр потратил на аппаратуру. Когда жители города придут в театр, здесь уже будет обновлена хотя бы звуковая аппаратура сцены: ведь прежние микрофоны уже и в руки нельзя брать – негодные. Светотехника в театре времен Куликовской битвы. Отсутствие гастролей может угнетать лишь труппу, но не горожан. Свою творческую программу мы выполним. Три премьеры было подготовлено как раз за период возможных гастролей. Впрочем, мы ведем переговоры об обменных гастролях и с Арзамасом, и с Саранском.

Корр. Премьеры – это хорошо, но у театра было много удачных спектаклей, теперь забытых. Может, стоит восстанавливать старые постановки? Я думаю, зрители вспомнят их с удовольствием и придут.

Ю. А. Если бы в труппе было 35 человек, мы могли бы репетировать одновременно и по три спектакля: два новых, один забытый. Но у нас-то 17 актеров. Такое количество бывает трудно развести и по двум одновременно готовящимся спектаклям, причем с небольшим числом ролей. Есть предложение поставить «Дети Ванюшина» Найденова – прекрасно. Но в нем вся труппа занята, значит, параллельно с этой постановкой ни один режиссер не сможет репетировать спектакли. Нам очень нужны люди. И все-таки к 45-летию театра будут восстанавливаться спектакли, например, «Уступи место завтрашнему дню», «Темная история». Но не забывайте: театр – это не кино, сегодня один фильм, завтра другой. В театре есть ещё и производство.

А театральное производство требует переоснащения, цеха (например, швейный) ждут капитального ремонта. В круглом зале необходимо полностью перекрыть крышу – стропила перекрытий сгнили. Почему в круглом зале всегда холодно? Там нельзя трогать окна: если попытаться закрыть их плотно, они могут вывалиться вместе с рамами. Давно говорит Ю. Абызов и о состоянии пустующих ныне подвалов – это оттуда распространяется по всем стенам грибок.. Сколько раз списанный театральный реквизит, мебель, декорации, хранящиеся там, покрывались плесенью. Немудрено – ведь там страшная сырость. Это туда стали лазать дети с бумажными факелами. В эти помещения и можно, и нужно вдохнуть новую жизнь, считает Ю. Абызов.

Ю. А. Стоит открыть там, например, кафе-клуб, не забегаловку типа «Колокола», а солидное учреждение для отдыха взрослых с ограниченным числом мест, поставить бильярд, разместить часть экспозиции объединения «Саровская пустынь». Вместе с властями города разработать устав клуба и членство в нем – возрастной и финансовый ценз (мне бы не хотелось, чтобы кафе было доступно только толстосумам). Уже давно созданы эскизы переоборудования подвалов. Я считаю, что и церкви (если передача центрального зрительного зала церкви состоится) такое заведение не помешает. Разумно сочетать жизнь светскую и церковную. Почему это могли сделать во Владимире, Суздале, а у нас нельзя?

Корр. У вас есть сложности с набором людей в производственные цеха?

Ю. А. Завезти технический персонал для театра еще сложнее, чем артистов. Театру нужны бутафоры, художники-декораторы, оформители, осветители, звукооператоры, столяры. Надеюсь, что с открытием училища искусств у нас появится возможность готовить специалистов для театральных цехов. А у наших работников – передавать свое мастерство молодому поколению.

Так просто от всех проблем спрятаться в темном зрительном зале, где, обрамленный тяжелым занавесом, в свете прожекторов, открывается всегда неведомый мир театра.

г. «Городской курьер», 79/93

Т. Корочкина