КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Разговор с московским режиссером начался с особенностей работы на малой сцене. Зав. литчастью театра Адольф Данилович Шевцов только что побывал на репетиции московского режиссера Виктора Александровича Мамина. Посмотрел на работу этого человека и не мог не поразиться профессионализму, точности его общения с актерами. Ведь всем известно, какого качества работы, мастерства, отдачи требуют от актеров законы малой сцены. Поэтому вполне закономерен был мой первый вопрос к московскому гостю:

— Виктор Александрович, почему вами выбрана именно малая сцена? Вам, человеку с большой земли, наверное все видится иначе, чем нам. Каковы технические возможности малой сцены нашего театра?

— Гораздо интереснее, откровеннее смотреть на что-то с расстояния вытянутой руки, чем через пропасть авансцены, сцены и прочих пространств. Поэтому хочется довести до «молекулярного» уровня точность и ясность, философию библейского текста гения нашего времени, великолепного драматурга Бергмана.

— И все-таки, почему вы привезли «Осеннюю сонату» именно в Саров?

— Не имеет значения, где родился ребенок, в Париже, Москве, лишь бы родился. Ваш театр откликнулся на этот духовный материал, и я рад сделать спектакль у вас.

Я пока не могу объективно говорить о технических возможностях малой сцены вашего театра. Для нормальной работы конечно необходима мобильность электро-радиоцехов…: Но я пока занят другой «кухней» я как бы замешиваю духовно-человеческий коктейль будущего спектакля.

— Мы очень ждем новое театральное здание. И оно вскоре будет строиться. От вас, человека со стороны, я лишь хотела услышать подтверждение мысли: творческие люди, все работники театра достойны других условий работы, чем они имеют сейчас…

— Конечно, театр нужно вывести из монастырского здания. Это будет большой поступок государственного и культурного значения.

— Виктор Александрович, вы совсем ничего не оассказали о себе. Долгой ли была ваша дорога к знаменитому кинорежиссеру и драматургу Ингмару Бергману?

— Я закончил ГИТИС, «Щукинку», стажировался у Гончарова, покойного Эфроса, одно время был педагогом Щукинского театрального училища. Ставил спектакли в Москве, Ростове, Смоленске, на Алтае… Нарабатывался опыт, а опыт работы на провинциальных сценах, должен вам сказать, очень полезная штука. А понимание профессии приходит только с годами. Оно, как вино, которое, чтобы приобрести свою терпкость и ценность, должно настояться. В театральном мире сейчас сложилась такая обстановка, что стало гораздо интереснее работать в частном театре, чем в государственном. А самое лучшее – это быть востребованным свободным художником.

— Об этом мечтает любой человек творческой профессии. Но почему все же сейчас вами выбран Бергман?

— Я люблю Достоевского, люблю крепко закрученный, иногда на греховном криминале, конфликт. А Бергман – хоть и не Достоевский, но тоже большой психолог. У «Осенней сонаты» — сгусток достоинств. И я надеюсь, что актеры Л. Романова (засл. арт. РФ), В. Соколов-Беллонин (засл. арт. РФ), Н. Алексеева, А. Опалихин, Н. Файзуллина, А. Ломоносов смогут передать философию бергмановского произведения. Так что я всех категорически приглашаю на премьеру 17 февраля.

P.S. По старой традиции зав. литчастью театра дал мне почитать сценарий будущего спектакля. Поэтому вместо аннотации я могу лишь сказать: сюжет «Осенней сонаты» заинтересует в первую очередь женскую аудиторию. В пьесе представлены отношения матери и дочери, конфликт их различного восприятия своего бытия, глубокий внутренний психологизм противоборства двух родных по крови, но разных по жизненной позиции и все же очень близких друг другу людей. А мужской аудитории, наверное, в этой истории будет интересна роль мужа дочери, конфликтующей с собственной матерью. Любопытен будет зрителю и любовный конфликт, который обнажает все странности самого сильного из человеческих чувств.


Бэлла Аполлонова

г. «Городской курьер» 2001 г.