КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Подумать только – это уже его 60-й сезон. У театра драмы богатая история и удивительная судьба. Менялись за многие годы репертуарные планы. Вместе с городом и страной театр переживал пору музыкально-опереточного взлета и тяжелого «железного» занавеса «чернушного» периода со спектаклями-однодневками, постперестроечное отсутствие приличной драматургии и возвращение к доброй старой классике – вечному спасательному кругу. А мы, верные его зрители, радовались и огорчались всем его «взлетам» и «падениям». Но всегда любили и надеялись на то, что придет его звездный час. Ведь он – наш родной театр. А периоды роста и взросления естественны для любого живого организма.

Театральная гостиная

И вот теперь театр живет в новом своем статусе, в новом здании. И мы поздравляем его с этими радостными фактами. Но свободен ли наш театр от проблем, и почему пока зрительских разочарований больше, чем очарований?

В нашей театральной гостиной мы сразу же отказались говорить лишь о биографических моментах творчества. Куда важнее сегодня поразмышлять о самом театре. Каким должен быть современный театр? Этот непростой вопрос мы решили задать актерам среднего поколения, которое, по нашему мнению, способно осмыслить сегодняшнюю театральную ситуацию и поискать возможные пути решения проблем. Итак, слово предоставляется Руслану Шегурову и Андрею Опалихину.

Р.Шегуров: – Все вроде бы очень просто: театр – это когда на сцене – актеры, в зале – зрители. И творчество. Вы спрашиваете, нужны ли приезжие режиссеры драматическому театру? Еще как! Это не только школа для актеров, но наши режиссеры, видя работу других мастеров, встряхиваются, стремятся работать иначе.

Чего еще не хватает? Все в театре считают, что по-прежнему – площадей. Ведь малая сцена так и не сдана еще. А это необходимо. Малая сцена – это особая доверительность игры. И спектакли совсем другие поэтому.

А.Опалихин: – Малая сцена нужна даже не в смысле «сути» театра. Когда есть еще одна сцена, мы успеваем все сделать. Нам физически не хватает площадей. У нас на одной сцене работают несколько коллективов. Расписаны репетиции с утра до ночи. Но все-таки жаловаться не будем. Город понимает наши проблемы. Театр пока не может охватить всей деятельности. Его немножко «поколачивает» в смысле режима. Нижегородский драматический должен ставить и комедии, и трагедии. Детские спектакли и концерты, приглашать на гастроли.

В связи с кризисом, наверное, еще отодвинутся сроки сдачи малой сцены. Все это мы понимаем. Но и нас надо понять: не потянем заявленные ранее объемы.

Авангардный Хармс

Ощущения зрителей от последних спектаклей, в основном, такие: на классику пойдем, все остальное в театре делают неинтересно. Театралы друг другу рекомендуют побывать на «Дяде Ване», «Вассе». И это действительно верные советы. Есть (но их буквально один-два) хорошие режиссеры, ставящие спектакли традиционно. Но где же авангард, удивление?

Р.Шегуров: – Я сейчас делаю авангард. Во всяком случае, так считаю. Но для того чтобы в театре появился авангард, должно быть процентов 70 арьергарда. И потому крепкая классика традиционной режиссуры всегда нужна.

«Материал, по которому поставлен спектакль «Раз, два, три! Ничего не произошло!», я сознательно называю компиляцией текстов Д.Хармса. Во-первых, не все тексты являются рассказами, некоторые из них лишь наброски или даже темы к будущему рассказу. Во-вторых, я изначально решил использовать в спектакле только авторский текст, без отсебятины. Единственное, что позволил себе сделать, – это Боброву дописать имя Физкультурника. В основу спектакля легла литературная композиция по произведениям Д.Хармса. Вот некоторые части произведений, которые вошли в спектакль: «Однажды Орлов объелся толченым горохом», «Я лучше расскажу о себе», «Я долго изучал женщин», «Лови момент!», «Одна муха ударила в лоб бегущего мимо господина (Смерть Дернятина)», «Связь» и др. (подробности на моем сайте). Если говорить откровенно, то идеальный вариант спектакля по Хармсу просто невозможен. Все равно, чего-нибудь да упустишь. И потом, практика показывает, что Хармса надо подавать порционно. Через каждые пятнадцать минут делать антракт. И это тоже, мое личное мнение, с которым можно не соглашаться.»

Водя зрителя за нос

«Кухню» создания подобного авангарда Шегуров тоже объясняет подробно: «Берешь хармсовское произведение, читаешь его про себя – смешно. Читаешь то же самое вслух – не смешно. Почему? Мне кажется, что секрет кроется в промежутке между подачей и восприятием. Слушатель не должен предугадывать окончания мысли. Хармс ломает логику. Начинает мысль об одном, заканчивает о другом, совершенно противоположном. Логики никакой, но движение мысли, ее стремление (возникновение, развитие и завершение) идеальное. Хармс ловко водит читателя за нос, подлавливая его инерционное восприятие. Я, как исполнитель, старался нащупать его тон. Пытался подробно озвучить текст. Иными словами, старался «водить зрителя за нос», чтобы он не мог предугадать… Что в итоге получилось, конечно, судить тем, кого водили за нос.

Хармс – авангардный писатель. Это моя первая режиссерская работа. И это песнь провинциальному человеку. Лучше, чтобы спектакль шел в нетрадиционное время, по-авангардному, часов в девять вечера. Но пока это нереально. Его можно посмотреть 5 апреля».

Центруйте, пожалуйста

Раньше каждый театр имел идейную позицию. Сейчас идея витает в воздухе: театру нужен новый герой. А свести все в одно – идеалы, героев, творчество – должен художественный руководитель или главный режиссер. Нужен центровой. И он должен быть и творцом, и организатором. Он должен быть главным в театре, все остальные службы только помогают. А если нет такого человека, то и ответственность за творчество в театре размыта. Так считают гости нашей «Театральной гостиной». Но пока тенденция во многих российских провинциальных (не только в нашем) театрах – аховая. Нет единой политики. И еще А.Опалихин высказал мысль:

Мы, актеры, обязаны бывать на фестивалях. Но до такой степени загружены работой, что не успеваем. Мы видим свой театр изнутри. Вот и евстигнеевский фестиваль прошел мимо нас. Вы спрашиваете о наших впечатлениях от работы Тюзов области, а нам нечего сказать. Раньше театр драмы, так было при Меликджанове, делал семь спектаклей в год, сам выезжал на гастроли. Привозил к себе гостей…

Про детское направление нашего театра. Вот только что выпустили спектакль «Непослушный Иванушка…» Я там играю роль Царя.

Р.Шегуров: – И это неплохая сказка для ребятишек младшего возраста.

А про старые спектакли, которые имели зрительский успех, вот что могу сказать. «Простую историю» предложено восстановить всего за две репетиции. Ну хоть бы неделю (в память Богомазова!) дали.

Ведь это невозможно такой спектакль восстановить так быстро. Если мы хотим количества, а не качества, тогда другое дело. Предлагается, например, экстренно подготовить концерт. Участники говорят, что так быстро невозможно… В ответ: – «Нужно!» Делают, получается плохо. Кто виноват? Стрелочник. Звукорежиссер или еще кто-то иной (не главный, конечно), у кого вовремя что-то не сработало.

Хорошо, что начал работу художественный совет театра, и теперь можно хоть как-то отследить творческие процессы. Но главный – на то и главный, чтобы фильтровать и центровать.

А.Опалихин: – И это сегодня принципиально важно.

Мы с моими собеседниками, конечно, не смогли в одном материале объять необъятное. Актеры сожалели о том, что не успели рассказать о всех своих проектах и планах. Но это не беда… Думаю, что встреча – не последняя. А творчество, если оно действительно творчество, дорогу себе на сцену пробьет обязательно.

Бэлла Аполлонова

«Городской Курьер», апрель 2009 г.