КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Поэма Гоголя в инсценировке Булгакова ожила на сцене нашего драматического. Этой постановкой режиссера Виктора Арсеньева открылся новый театральный сезон.

Встречи с режиссерами, ведущими актерами премьерных спектаклей стали для нашей редакции традицией. После премьеры «Мертвых душ» встретиться с режиссером по причине его отъезда из города не удалось, а вот с Александром Анатольевичем БАХАНОВИЧЕМ, исполняющим в спектакле роль Чичикова, разговор вышел довольно-таки интересный.

– Александр Анатольевич, так уж получилось, что вы сегодня у нас за все — в ответе». Наверное, режиссер делился с актерами своими мыслями. Почему выбрано именно это произведение, театральный сезон открылся «Мертвыми душами»?

– Прежде чем приступить к работе над каким-либо серьезным произведением, надо на этот шаг решиться. Я бы сказал, что требуется своего рода авантюризм. Ведь можно выбрать любую другую пьесу попроще, отыграть ее с блеском, и все будут довольны. Но серьезной школы для развития «роста» актеров не будет. У Арсеньева просто достаточно смелости. Открыв сезон «Мертвыми душами», театр взял высокую планку. Высота большая, но и падать тоже высоко (об этом также нужно помнить).

– Какие чувства вы испытывали, когда получили роль Чичикова? И не мешало ли вам в работе над этой ролью амплуа комедийного актера?

– Тимофеевич (так по-простому мы, актеры, называем Виктора Тимофеевича) как-то угадывает, что хочется сыграть актеру. У меня уже так получалось. Так было в спектакле по Чингизу Айматову «И дольше века длится день» и в «Полоумном Журдене». И вот теперь Чичиков – в «Мертвых душах». Еще пятнадцать лет назад, когда я приехал в этот город, в интервью на городском радио я сказал, что очень хотел бы когда-нибудь сыграть Чичикова. Но раньше все как-то не получалось.

В работе над Чичиковым мы с режиссером обменивались мыслями, задумками и получилось то, что вы увидели.

– Чичиков у Гоголя довольно таки сложный и не очень приятный человек. Проще говоря, умный мошенник. А ваш Чичиков на протяжении всего спектакля и особенно в финальной сцене вызывает сочувствие. Вы его оправдываете?

– Я – адвокат своей роли. Что такое неприятный человек? Внешне человек может быть неприятным, ну и что же? Чичиков талантлив. Жизнь заставляет его приспосабливаться, воровать. Он живет в такой среде, где иначе жить невозможно.

– Разве невозможно противостоять среде? Чичиков – умница, но, тем не менее, он хитер, подл.

– А я хотел, чтобы Чичиков вызывал сочувствие, я шел к этому. И реакция зрительного зала на моего героя меня удовлетворяет. Мне показалось, что зритель понял моего Чичикова. Вспомните его монолог из долговой ямы, о том, как он говорил о государственных чиновниках-ворах.

– Расскажите, с кем из актеров, ваших партнеров по сцене, вам особенно приятно было работать? Мне кажется, актер Рудченко очень хорош в роли Ноздрева. Кстати, Чичиков не устал целоваться с Ноздревым?

— Конечно, гротеска в постановке много, много комедийных сцен. По-моему, весь актерский состав в спектакле выступил как бы единым ансамблем. А молодой актер Рудченко, безусловно, находка для нашего театра. А как хорош Собакевич Соколова-Беллонина! Высокая драматургия, считаю, сплотила наш коллектив.

– Да, безусловно, это есть. Мне в спектакле также понравился режиссерский ход с саркофагами для мертвых душ. Это типично гоголевская «чертовщинка». Интересен был и цирковой трюк. Это когда Ноздрев так «достает» Чичикова, что тот как бы испаряется под самым потолком сцены. Удачно вплетено в канву постановки пение профессиональных певцов Перлова и Ляминой.

– Арсеньев именно театральный режиссер. По его задумке Чичиков должен вылетать от Ноздрева, как черт из трубы. Когда я первый раз полез в петлю троса, который должен поднимать меня вверх, то весь театр сбежался посмотреть на это шоу. А вообще декорации, свет, музыка, костюмы играют большую роль в спектакле, удачно дополняют актерскую игру.

– Александр Анатольевич, в финале нашей беседы мне хотелось бы пожелать вам новых актерских открытий, побольше серьезных глубоких ролей и чтобы почаще ваши желания совпадали с вашими возможностями.

Интервью взяла Бэлла Нехорошева

г. «Городской курьер», 1997 г., № 43