КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Тамбовским театралам редко удается посмотреть крепко и со вкусом сделанные спектакли. Однако сейчас, после открытия 6 июля гастролей Нижегородского театра драмы, счастье им, может быть, улыбнется. Во всяком случае, на это можно надеяться, посмотрев первую постановку этого коллектива – по пьесе «Полоумный Журден» М. Булгакова, написанной в 1932 году для театра-студии Ю. Завадского.

Правда, сам Михаил Афанасьевич этого своего произведения как бы стыдился: «Полоумный Журден» не был назван писателем в автобиографии 1937 года, где среди разнообразных трудов Булгакова были перечислены и пьесы.

Судя по всему, писатель был прав: эту комедию, представляющую собой своеобразное переложение мольеровского «Мещанина во дворянстве», трудно назвать шедевром. Однако для современного провинциального театра, вынужденного искать золотую середину между искусством и необходимостью привлечь массового зрителя, «Полоумный Журден», вне всякого сомнения, находка.

По сравнению с мольеровским оригиналом булгаковская вариация на старую тему дает возможность и режиссеру, и актерам быть более свободными. Сюжет прост: это репетиция «Мещанина во дворянстве». Ну а раз так, есть возможность для самых разных вольностей, для обращений к публике, для импровизации… Даже реальные недостатки режиссуры и игры актеров можно списать на то, что происходящее на сцене – всего лишь репетиция.

Спектакль, бесспорно, поставлен и со вкусом, и с выдумкой. Хотя, может быть, и не слишком оригинально: стиль вахтанговцев проглядывает чуть ли не в каждой сцене. Но, похоже, нижегородцы этим не особенно смущаются.

Художественное оформление довольно скупое, но сделано оно остроумно. Яркая и говорящая деталь его – ангелочки, поддерживающие напоминающую барабан люстру с надписью «Полоумный Журден». Очень удачно используются и элементы античного театра: маски на затылках фигуристых статисток и котурны, на которых ходят «знатные проходимцы» – маркиз Дорант и его возлюбленная Доримена. Время от времени действие дополняется хореографическими номерами, как правило, под музыку Моцарта (кстати, барабан с ангелочками опускается под звуки «Маленькой ночной серенады» – уже одно это, согласитесь, довольно забавно). Некоторые сцены повторяются в разных вариантах: эпизоды из «Мещанина во дворянстве» предстают перед зрителями в пародийном виде.

Из актеров трудно кого-либо выделить: играют они ровно, и игра их подчинена единственной цели комедии – чтобы народу было смешно. И цель эта достигается: не знаю, кто как, но я за все время действия ни разу не заскучал. Да и зал (а он был почти полон) тоже постоянно взрывался хохотом. А что еще нам; неизбалованным тамбовским зрителям, нужно?

Андрей Хворостов

г. «Город на Цне», 1996 г.