КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

«Хочется чего-нибудь свежего, острого, про нас, современных людей. Хочется увидеть себя со стороны, остановиться и подумать», — сказала одна актриса, когда мы обсуждали репертуар нашего Театра. В самом деле, такого спектакля до сих пор не было. Есть комедии, есть трагикомедии, все — про другие страны, другое время, и только косвенно — про нас, живущих в конце двадцатого века. Пришла пора осваивать современную драматургию. В свое время Чехов и Островский тоже были молодыми драматургами…

Теперь нишу «современного спектакля» занял спектакль московского режиссера Анны Трифоновой «Двое поменьше» по пьесе новосибирской журналистки Екатерины Нарши. Премьеры состоялись 28 и 29 ноября — и вызвали довольно противоречивые отклики зрителей. В одном, правда, зрители сошлись: «Профессиональная работа!»

ЖАНР. Нарши определила свое детище как «маленькую пьесу воспоминаний». В самом деле, «Двое поменьше» — ностальгия по детству, светлому и безмятежному. Еще — ностальгия по юности, исполненной надежд на счастье и любовь. Наконец — ностальгия по тому, какими мы бы могли быть, сохранив свою душу.

За две недели до премьеры режиссер спектакля А.Трифонова на пресс-конференции объяснила журналистам, какой зрительской реакции она хотела бы добиться: «Зрители должны ерзать в креслах от негодования на главных героев: «Да не так вы поступаете! Надо по-другому!» Удалось. Дело в том, что, по мнению известного драматурга В.Токаревой, жизнь человека состоит не только из того что он сделал, но еще из того, что человек не сделал: не вернулся, не родил ребенка, не заступился. В пьесе, к примеру, наши главные герои — Ванечка, Манечка — войдя в юность, совершают первую ошибку — НЕпоступок — разлучаясь. А, став взрослыми, воспринимают эти НЕпоступки как норму. Очень узнаваемо, но со стороны чужая жизнь кажется простой, — можно давать советы. Вот и ерзают зрители в креслах: «Не так! Не так! Верни ее! Дождись его! Загадай другое желание!»

ГЕРОИ. Ломка мировоззрения нынешних тридцатилетних пришлась как раз на возраст «максималистов» — 17-20 лет. Контраст между прошлым и настоящим болезненный. И в том, что эта боль, смешанная с ностальгией по детству, находит отклик у зрителя — заслуга не только режиссера, но и , конечно, актеров. А перед ними, между прочим, стояла невероятно сложная задача — сыграть детей. Ведь в первой части спектакля Ванечке (А.Боровиков) и Манечке (И. Аввакумова /О. Меликджанова) всего пять лет. Именно сцены детства главных героев вызвали противоречивую реакцию зрителей: от «хотелось уйти» до «можно выдвигать на «Турандот». Лично я склонна согласиться со вторым мнением. Трудно заставить зрителя поверить в детей на сцене, если даже актеры молоды. Здесь — верится. И «берут» актеры зрителя детской непосредственностью, наивом. Открытостью. Плюс, конечно, пластической работой. Ребята ходили в детский сад наблюдать за детской пластикой, мимикой, поведением детей вообще. Это нельзя скопировать (сфальшивишь!), но приблизиться — органично и естественно — оказывается, можно.

Возвращение в детство состоялось. На сцене — наши собственные воспоминания: «секретики» с золотыми бумажками и цветными стеклышками, словечко «зыканско!», обожание бравого майора дяди Гоши. Это — красиво, светло, наивно.

Правда, из всей этой детской гармонии несколько выбивается сцена воспоминаний войны отца Ванечки, Пятидесятого (А.Рудченко). Про нее нужно сказать отдельно. Рудченко — сложившийся комедийный актер — здесь предстает в ином амплуа. Здесь — характер, судьба. Можно идти на спектакль ради этого соло.

Майору дяде Гоше (Р. Судаков) недостает военной выправки. Это единственное, что сбивает зрителя в этом образе. Судаков подкупает зал возней с детьми, которая для его героя важнее и интереснее, чем заигрывания тети Томы (В.Стольникова). Что касается тети Томы, то роль словно написана для Стольниковой — такое совпадение характера героини с потенциальными возможностями актрисы. Правда, хочется видеть меньше штампов.

К сожалению, финал спектакля — Ванечка и Манечка встречаются много лет спустя — эмоционально пока менее отчетлив, чем начало. Обычно людей на такие встречи толкает тщательно замаскированное любопытство: каким он(а) стал(а) ? Вот этого интереса в дуэте Боровиков — Меликджанова не чувствуется. Напротив — им скучно. Они словно заранее знают, что ничего, кроме разочарования, не случится, и потому так безразличны друг к другу. В самом деле, происходит разочарование. Но — по сюжету — Ванечка снова находит Манечку, и между ними происходит последний разговор, после которого они закрывают глаза руками, как в детстве, и кричат: «Хочу, чтобы все было по-другому!» В спектакле это возвращение для последнего разговора психологически необоснованно. Логическая точка оказывается поставлена на несколько минут раньше. Но премьера — по сути — только заявка на спектакль. И актеры должны нащупать тот нерв, который заставит зрителей мучиться несостоявшейся любовью Ванечки и Манечки.

МУЗЫКА. Московский композитор Е.Могилевская написала музыку к спектаклю «Двое поменьше», которую живьем исполняет на сцене оркестр театра (вот еще одно новшество!), по заказу режиссера. Как сказала Анна Юрьевна, Могилевская, как человек верующий, благословилась в Москве у батюшки на эту работу. И на свет появилась нежнейшая мелодия, которая словно дуновением ветра приносится в зал оркестром нашего Театра — Одинокая скрипка, печальная гитара, трепетная флейта — все гениальное просто!

ДЕКОРАЦИИ. Воскресную премьеру смогла посмотреть художник спектакля — Юлия Клюгвант. Трифонова не ошиблась в выборе художника-постановщика. Декорации лаконичны, просты. Минимум выразительных средств позволяет достигнуть максимума воздействия на зрителя.

«Женский десант», как обозначила постановочную группу спектакля «Двое поменьше» Трифонова, заявил о женских возможностях очень уверенно. Главное — этим спектаклем сможем наслаждаться не только мы, жители города, но и наши собратья из какого — либо еще ЗАТО. Фонд Сороса, на конкурсе молодых дарований которого «женский десант» завоевал гранте 11.500 долларов, выделил эти средства не только на декорации, но и на гастроли в города нашей системы. Впрочем, такую работу не стыдно показать и на Большой земле.

Сходите в театр!

Елена Трусова

г. «Город №», 1998 г., 10 декабря