КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Им удалось! Через несколько дней на сцене Саровского театра состоится премьера спектакля по пьесе молодого новосибирского журналиста-драматурга Екатерины Нарши «Двое поменьше». Режиссура — москвички Анны ТРИФОНОВОЙ, художественное оформление — москвички Юлии КПЮГВАНТ. Постановка сделана на деньги фонда Сороса, который выделил грант в поддержку молодых дарований. Такие гранты получили немногие театры России. Каким образом случилось подобное чудо, как и где нашли друг друга Меликджанов и Трифонова, почему выбрана именно эта пьеса и о чем же будет спектакль — об этом и многих других интересных творческих моментах за несколько дней до премьеры говорили мы с режиссером Анной Юрьевной Трифоновой. Анна Трифонова — представитель поколения тридцатилетних. Того самого поколения, чье детство прошло в благодушном брежневском «застое», чья юность пришлась на горбачевскую перестройку, молодость — на времена путча, Ельцина на танке и войну в Чечне, а зрелость совпала с экономическим кризисом в стране и Епьциным-пациентом санатория в Барвихе. Режиссерское образование у Анны Юрьевны — второе высшее. Прежде она два года работала архитектором. Потом поступила в Московский государственный институт культуры на актерско-режиссерский факультет, затем — в ГИТИС на режиссерский факультет, училась в мастерской Хейфеца. Была отличницей, получала стипендии Станиславского, Мейерхольда и именную президентскую. Параллельно подрабатывала в детском театре-студии на Набережной. И на четвертом курсе ГИТИСа стала руководителем театральной студии им. Губкина. Сейчас — аспирантка. Несколько месяцев назад как молодой режиссер практиковалась в Германии, участвовала в проекте «Штад-шоу-шпиле» в Дрездене. Сегодня вместе с московской художницей Юлией Клюгвант работает по договору над спектаклем «Двое поменьше» в Саровском драмтеатре. А нашу беседу она начинает с рассказа о своем приглашении.

— Декан факультета раньше уже встречался с Борисом Смбатовичем, он сам бы хотел приехать в ваш театр ставить спектакли. Вот он-тo и порекомендовал меня Меликджанову, несмотря на то, что у директора Саровского драмтеатра существует предубеждение относительно режиссеров-женщин. Когда мы познакомились, Борис Смбатович сказал мне: — Я с вами встретился, хоть вы и женщина! Тем не менее мы с ним чудно посидели в кафе ГИТИСа, поговорили, я и рассказала ему о конкурсе молодых дарований, сказала, что хочу поучаствовать в нем с пьесой «Двое поменьше». А в случае удачи и получения гранта на постановку предложила ему делать спектакль на сцене вашего театра.

— Раньше пьеса нигде не была поставлена?

— Был студенческий спектакль моей подруги-режиссера. Без света, музыки и других необходимых вещей. В спектакле принимали участие только молодые актеры, поэтому некоторые роли, такие как бабушка Тэрэ-пэре, Маляр, конечно же, были сыграны инфантильно. То ли дело, когда работаешь с разновозрастными актерами, на настоящей театральной сцене! Самое ценное в подобных ролях — жизненный опыт актера, его «советское» прошлое, которое он может привнести в спектакль.

— Итак, вы выиграли, получили грант на постановку, помощь молодым дарованиям оказали…

— Еще какую помощь! Сейчас молодым режиссерам, драматургам, актерам очень сложно пробиться, и особенно в Москве. А вот здесь мы уже сейчас можем сделать попытку раскрыться. Грант, а это 11.500 долларов, выделен только на постановку: декорации, костюмы и гастроли. Это помощь театру. Наши зарплаты в условиях получения гранта оговорены не были. Да это и неважно. Это мы еще успеем. Мы здесь сейчас не для того, чтобы обогащаться. Мы счастливы, что можем работать на профессиональной сцене.

— О пьесе. Интересная, сложная и грустная поручилась картина.

— А сколько можно веселиться? Пришло время собирать камни. Пора разобраться в собственных ошибках, учесть их, сделать выводы и попробовать заглянуть в будущее. Главные герои пьесы Ванечка и Манечка, например, понимают, что они не сумели сохранить, пропустили свою большую любовь. Война в Чечне, Маляру выдали серую краску, мир обесцветился — все эти события, как бы не имеющие отношения друг к другу, на самом деле связаны в пьесе одной темой. Исчезли краски жизни, но все же красота спасет мир, духовная красота. «Двое поменьше» — маленькая пьеса воспоминаний. Она не только о тридцатилетних. Она захватывает несколько поколений, большой отрезок жизни нашей страны: oт репрессий при Сталине до сегодняшнего времени. Двор, где происходит действие пьесы, объединяет людей совершенно разных характеров и судеб. Здесь много тем: тема предательства в жизни, любви, тема экологии души и окружающего тебя мира. Пьеса всей своей сутью говорит- учитесь на своих ошибках, не повторяйте их!

— А в Дрездене вы над каким спектаклем работали?

— Спектакль о Гитлере по пьесе Брехта. Было очень интересно! Но у актеров немецкого театра — совсем другая школа, иное отношение к своей профессии. Грубо говоря, у немцев — театр-представление, у русских — театр-переживание. Удачный творческий союз между режиссером и актерами возникает лишь тогда, когда происходит взаимная отдача. Например, Питер Штайн приезжает Москву и подает идею, мысль актерам, а они отдают ему свои переживания. Русским режиссерам в этом плане сложно с немецкими актерами. Я теперь очень хорошо понимаю, что такое немецкий менталитет, что такое русский менталитет. Насколько они различны. Работа в Дрездене для меня — это приобретение опыта. Я увидела там, как здорово работают цеха театра. Кстати, в Саровском театре все цеха тоже очень хорош справляются со своими обязанностями. В общем, люди театра работают ради одной цели, на одно дело, так что только играй, твори!

— Как складываются ваши отношения с саровскими актерами?

— Мне кажется, что ваш театр силен индивидуальностями. Здесь нет актерского снобизма. Люди открыты. Репетиционный период был удачным. Но сейчас наступает самый сложный и ответственный момент. Спектакль, как космический корабль, создается из блоков и элементов. Когда сцена складывается удачно, музыка попадает в точку, актеры играют так, что происходит узнавание, понимаешь: вот она, правда, вот она, жизнь. Получилось!

Очень хотелось бы, чтобы все у нас сложилось удачно.

— Нам, зрителям, тоже очень бы этого хотелось. Успеха вам!

Бэлла Нехорошева

г. «Городской Курьер», 1998 г., 19 ноября