КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

В 1968 году городской музыкально-драматический театр реорганизовали в Новый театр драмы. В труппу пришли новые актеры, в том числе – звезды экрана…

Среди них – героиня фильмов «Падение Берлина», «Тимур и его команда», лауреат государственной премии Марина Ковалева и заслуженный артист России Аркадий Щербаков, снявшийся в фильмах «Застава в горах», «Убийство на улице Данте», «Железный поток».

Две звезды, а какие разные судьбы!

Марина Ковалева родилась 1 января 1923 г. (в материале использованы сведения В. Семененко). С тринадцати лет осталась с мамой. В 1936 году ее отца, архитектора Франца Феликсовича Иванчука исключили из партии «из-за причастности к группе Бухарина». Он уехал в Казахстан, где и прожил всю жизнь.

В мир кино попала в 15 лет. В конце 1930-х Яков Протазанов ставил фильм «Семиклассники». Его ассистент присмотрел в одной из московских школ бойкую девчушку – Марину Ковалеву, и она получила одну из главных ролей в картине – Тани Русановой. Позже режиссер Александр Разумный снимет ее в фильме «Тимур и его команда», а 40-м году Александр Роу – в фильме «Конек-Горбунок».

Затем была война. В июле 1941 года Ковалева снялась в «Клятве Тимура». По окончании школы-студии в 48-м году ее взяли во МХАТ, где она прослужила семь счастливых лет. За это время снялась в двух фильмах Чиаурели – «Падение Берлина» (Сталинская премия) и «Незабываемый 1919 год». Стала Заслуженным работником культуры РСФСР.

Затем ее пригласили в Новый театр драмы в Арзамасе-16. В нашем городе она прожила четыре года и играла уже возрастные роли, среди которых было много главных. Вот лишь некоторые наиболее заметные постановки (спасибо завлиту Саровского драмтеатра О. Логиновой, пролиставшей старые программки): «Странная миссис Сэвидж» (миссис Сэвидж), «Валентин и Валентина» (Лиза), «Корнелия» (Корнелия), «Малыш и Карлсон, который живет на крыше» (Фрекен Бок), «Дети Ванюшина» (Авдотья), «Неравный брак» (Вера Васильевна), «Ситуация» (Лесикова), «Уступи место завтрашнему дню» (Анита).

В 1973 году Ковалева возвратилась в Москву, устроилась во МХАТ, но уже не актрисой, а освобожденным заместителем секретаря парткома по оргвопросам. Она не жаловалась: работа есть работа. Правда, признавалась, что не может дождаться, когда уйдет на пенсию.

На пенсии не сидела сложа руки. Помогала воспитывать внуков, написала книгу о маме, ряд журнальных статей о целинном колхозе, в котором в свое время работала. Написала повесть «40 писем с войны». Еще одно ее увлечение – Чехов. Рассказ о нем «Длинное письмо» был опубликован в «Литературном альманахе».

Марина Ковалева умерла 30 мая 2007 г. Похоронена в Москве на Николо-Архангельском кладбище.

Талантище без центра

Об Аркадии Александровиче Щербакове известно несравненно меньше. Он родился в 1919, умер – в 1981 году. Похоронен в Москве на 38-м участке Митинского кладбища. Заслуженный артист РСФСР. Служил в московских театрах – МХАТ, имени Ленинского комсомола, на Малой Бронной, имени Н. В. Гоголя. Снялся в фильмах «Застава в горах», «Убийство на улице Данте», «Железный поток». В 1970-м – актер Нового театра драмы (ныне Саровский театр). Вот, пожалуй, и все, что дают о нем киноэнциклопедии.

К счастью, рассказ о нем есть в интереснейшей книге Льва Дурова «Странные мы люди» (глава «Человек из центра»).

Ниже – небольшой фрагмент из нее.

«Артист Аркадий Щербаков был колоритнейшей личностью, – писал Дуров. – Он очень напоминал этакого провинциального буйного трагика. Было в нем что-то если не от Ильи Муромца, то уж от Добрыни Никитича – точно. Изумительный актер.

Он сменил уйму театров. Даже во МХАТе играл: помню его великолепного Анархиста в «Разломе» Бориса Лавренева. Но у него была известная еще со времен Островского слабость: «Мы актеры – и наше место в буфете». В конце концов он оказался в затруднительном положении».

Затем следует рассказ о том, как Щербаков оказался в этом самом положении.

«Наконец настал день сдачи спектакля «Человек из центра». Полный зал черных костюмов и черных галстуков на белых манишках – тогда революционные спектакли принимали огромные комиссии: от горкома, райкома и бог знает из каких еще «комов»…

И вдруг из-за кулис раздается дикий грохот. Что-то там рушилось, слышались какие-то удары, приглушенная брань. Все замерли. И тут задник, на котором было написано «РЕКА» и нарисована изба, стал медленно-медленно собираться к центру. Все окостенели. И неожиданно раздался дикий треск и – задник лопнул вдоль! И в этом проеме, как распятие, стоял Аркадий Щербаков с безумными красными глазами. Он двигался как сомнамбула. Прошел мимо парализованных сибирских мужиков, вышел почти на авансцену, но дальше его не пустил задник, и он замер…

В зале наступил паралич – все это огромное черное каре замерло, и в абсолютной тишине раздался жалобный голос режиссера Колеватова:

– Занавес закройте, пожалуйста…

У Колеватова было совершенно растерянное лицо. А на следующий день на стене висел приказ: Аркадия все-таки уволили из театра…

Совсем недавно я ехал на такси, и таксист, на которого я несколько раз пристально посмотрел, улыбнулся и сказал:

– Лев Константинович, все правильно, все правильно! Я знаю, я знаю – я для вас очень знакомое лицо. Я сын Аркадия Щербакова. Вот, видите, работаю на такси.

– А где отец?

– Не знаю. Куда-то уехал. Сначала писал, а потом исчез…

– И вы не пытались его найти?

– Пытались. Не нашли.

Вот такая грустная история русского артиста Аркадия Щербакова».


Добавим – большого артиста, в чем убедились и жители нашего города, валившие на спектакли с участием Аркадия Александровича. Вот лишь некоторые из постановок, в которых он сыграл главные роли: «Ни бог, ни царь и ни герой» (Губенко), «Невольницы» (Коблов), «Мачеха» (Фердинанд Маркандаль), «Конец Хитрова рынка» (Горев), «Дети Ванюшина» (Ванюшин), «Уходят женщины» (Совейко), «Именем революции» (Голубев), «Машенька» (Окаёмов), «Маленькие трагедии» (Командор и Барон), «Осень в Болдино» (Император Николай I), «Уступи место завтрашнему дню» (Барклей).

В. Тенигин

г. Городской курьер», 2017 г., № 2