КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Еще одна история о поступлении нынешним летом от молодого актера Георгия Бобыля, выпускника Нижегородского театрального училища им. Е. Евстигнеева.

Георгий вернулся в родной город в 2014 году сразу после окончания училища и начал служить в саровском драматическом театре. В прошлом году пробовал поступать на режиссуру, дошел в ГИТИСе до второго тура, во ВГИКе слетел с собеседования у Соловьева. Все это только укрепило его желание стать режиссером. Так что в этом году Георгий отправился штурмовать Российскую академию театрального искусства РАТИ-ГИТИС, в итоге попал на курс к легендарному режиссеру Леониду Хейфецу.

– Почему режиссура, тесно в рамках актерской профессии?

– Это был один из основных вопросов: зачем мы пришли. Правильного ответа не существует. Мне это надо, одной актерской профессии мне мало, хотя не собираюсь ее бросать. Одно дело, когда ты играешь в чьем-то спектакле, воплощаешь чьи-то идеи, иногда чуждые тебе, другое – когда это твое. Правда, и ответственность твоя.

– Что было самым трудным?

– Себя перебороть. Было безумно страшно.

– С чем поступал?

– Первые три тура – экспликация. Это режиссерский разбор пьесы, сюда же входит макет, без которого к экзамену не допускают, плюс чтецкая программа: проза, стихи и басня. Выбрал сонет Шекспира, монолог Печорина из «Героя нашего времени» Лермонтова и басню Михалкова. Экспликацию готовил по шекспировскому «Гамлету».

– Почему «Гамлет»?

– Это давнее желание. Ни разу не видел ни одного спектакля или фильма, чтобы это была та история, как я ее прочитал, увидел и почувствовал. У меня получилось нехрестоматийное прочтение, которое касается разбора персонажей. Думаю, что критик А. Белинский меня бы за такое не пожаловал, потому что мое видение абсолютно не совпало с его трактовкой. А музыкальное оформление у меня предполагалось дико современное: электронная тяжелая музыка. В прошлом году тоже брал «Гамлета», мне были сделаны замечания. И я, честно, не сильно рассчитывал поступить и в этом году, но я переделал, и мне было интересно, как это оценят. На первом туре, понятно, уже другие педагоги снова сделали мне корректировки, и я за 2 недели ко второму туру полностью переписал экспликацию. Педагоги прибавлялись от тура к туру, заваливали вопросами. Им важно было докопаться до сути. К концу экзаменов общими усилиями мы до нее докопались.

– Пробовал себя в режиссуре?

– Первый опыт был еще в училище на втором курсе. Работая в нашем театре, делал попытки поставить собственную пьесу. Но как-то не срослось.

– Насколько востребована сегодня профессия режиссера?

– Поступал на актерско-режиссерский курс. За актеров не скажу, там безумный конкурс. В итоге у нас 18 актеров. На режиссуру – порядка 70-80 человек на место. Всего будет учиться 10 режиссеров, из которых двое – платники. Впервые мальчиков и девочек – фифти-фифти.

– Какова атмосфера при таком большом конкурсе?

– С одной стороны, все понимают, что друг другу конкуренты, но, с другой стороны, человечность никто не отменял. После второго тура стали держаться вместе. Даже с теми, кто слетел на 2, 3 туре, все равно продолжаем общаться.

– Для тебя есть разница между театральным и кинорежиссером?

– Если хороший режиссер – то, по большому счету, без разницы. Но, как правило, театральный режиссер может снять кино, а вот наоборот – гораздо реже.

– Твой любимый режиссер?

– Есть любимые спектакли. Люблю «Саломею» Виктюка – стопроцентное попадание, потому что, прочитав эту пьесу, по-другому представить ее уже не могу. Во МХАТе, например, это «Контрабас» молодого режиссера Черепанова.

– Какие роли в нашем театре были наиболее интересными?

– Так или иначе, все было интересно. Непохожие друг на друга роли, как и работа с режиссерами – от каждого взял что-то свое. С особым трепетом вспоминаю работу с Александром Ивановичем Кладько в спектакле «Усвятские шлемоносцы» и с Галиной Зальцман, которая ставила у нас дипломный спектакль «Сбитый дождем» по роману Маркеса. С ней вообще было комфортно общаться, потому что по возрасту она не сильно старше меня.

– Что бы ты поставил как режиссер в нашем театре?

– Нашим актерам все по плечу, а у зрителя должен быть выбор. Чем больше представлено жанров, тем лучше. Если бы сейчас выбирал, то обязательно бы поставил «Тиля Уленшпигеля» по пьесе Г. Горина.

Т. Никольская

г. «Городской курьер», 2016 г., № 33