КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Мы все немного в долгу перед нашими детьми. Во-первых, мало уделяем им внимания, постоянно занятые зарабатыванием прожиточного минимума (иначе среднестатистические зарплаты нынче не назовешь), во-вторых, лишаем своих малышей детства, записывая их в несколько школ и секций одновременно, в-третьих, практически не общаемся с ними (некогда!), не читаем сказок на ночь, не разговариваем о том, что такое хорошо, что такое плохо. Не пытаемся понять, чем же, на самом деле, живет наш ребёнок, что его волнует, тревожит. А потом удивляемся, почему дети теперь не любят читать книг, почему они вдруг стали такими жестокими, меркантильными?

Достаточно понаблюдать за отношениями ребятишек в классе, как все становится понятно. Не научили их папы и мамы дружить, ценить добрые отношения. Власть силы и рубля царствует среди подростков: набить морду или подкупить – два варианта поведения с одноклассниками.

Страшно одиноки наши дети. И мир бы давно бы рухнул, если бы не было среди нас, взрослых, настоящих подвижников, которые великой силой искусства разворачивают в нужную сторону «корабль» (имя ему – воспитание чувств), способный в бушующем море всеобщего отчаяния наскочить на мель и пойти ко дну.

Я верю в наш театр – благородный и гордый, который, несмотря на жуткие условия своего нынешнего существования, сплоченно работает над новыми спектаклями. И что особенно ценно, он делает их не только для взрослых, но и для малышей, и для подростков. Совсем недавно малыши-детсадовцы с восторгом приняли премьеру «Мухи-цокотухи», а теперь в выходные дни ребята школьного возраста посмотрели новую работу режиссера Ирины Михайловны Семенчук «Чудаки», поставленную по стихотворным произведениям поэта Олега Григорьева.

Жанр – сюита для табурета людей и кукол. Почему вдруг такое оригинальное название жанра? – спрашиваю я режиссера. А – в ответ: «Детям трудно объяснить, что такое скетч (с английского – набросок) – короткое театральное представление легкого, шутливого содержания для двух-трех актеров. Сюита же для многих более знакомое слово.

Если вслушаться в стихи Олега Григорьева, они очень музыкальны и при этом кратки и доходчивы. Сюита – это и несколько самостоятельных произведений, связанных одной мыслью».

Еще на прогоне «Чудаков» поражаюсь проникновенности, детскости двустиший Олега Григорьева. Как объясняет Ирина Михайловна, этого поэта считали маргиналом, редко печатали и даже запрещали за его необыкновенность. Сама же режиссер всегда любила его за детские стихи, в которых поэт чувствует как ребёнок и умеет передать это словом. Чего стоят только строчки о том, как тяжко малыш переживает обиду, когда сильно ругают за разбившуюся вазу. Но если вазу разбил папа, то все почему-то уверены, что это к счастью.

Поэзия Григорьева – океан детских чувств: «Пойду домой. Пожалуюсь маме, что луна зажата двумя домами». Когда читаешь его короткие стихи, сразу же вспоминаешь себя ребёнком, всплывают в памяти детские игры и нелепые поступки, и жалобы на судьбу подружкам, и плач в туалете. Почему именно там? В тесной квартире – это единственное место, где можно уединиться – поразмышлять и даже помечтать, что вот сейчас мама все поймет, подойдет и скажет: Не плачь, ты ни в чем не виновата!»

В спектакле на первый взгляд странные декорации. Вот домик-туалет с цинковым тазом. В этом помещении и живет мальчик Сизов, который время от времени «по тазу ударяет, чтобы выразить все сразу!» (а иначе как еще ему сказать о детской обиде?), а вот конурка девочки Милы, у которой есть металлический бидончик с горошинами (чье громыхание тоже напоминает музыку протеста) и в каптерке Петрова тоже немало предметов, которыми можно в случае чего скрежетать и скрипеть.

Дети одиноки в своих переживаниях. Но очень стремятся к дружбе и хотят избавиться от своих страхов и комплексов. А персонаж Ворона во френче напоминает самого поэта Григорьева – одинокого рыцаря пера, не понятого многими своими слишком взрослыми современниками: «Я — гном. Ростом с дом… кругом люди, а я один».

Спектакль «Чудаки» — по-философски глубок и жизнеутверждающ. Трогательна сцена с караваем, испеченным девочкой Милой в песочнице. С юмором сделана сцена поедания с громким чавканием куклой конфет в кармане у актера. Исчезновение конфет в руках – элементы циркового искусства. Такое умеют выделывать только фокусники. Замечательно тонко выстроена сцена и магнитного притяжения поля любви, возникшей впервые между мальчиком и девочкой. Элементы клоунады, четкое попадание с костюмами и музыкой придают ему особую прелесть. Есть в «Чудаках» и что-то от старинной народной интермедии. Но самое главное – это пронзительное чувство любви к маленькому человеку, его детским мечтам и переживаниям.

Мир был бы сер без чудаков, мир украшают чудаки – взрослые дети с чистыми и немного наивными помыслами переделать все на свой лад, только бы уйти от пустоты и одиночества.

В ролях: Роман Сванидзе (музыкальное оформление тоже его), Ирина Митрофанова, Дмитрий Крюков. Художник из Кирова Наталья Мишалем. Постановщик танцев – М. Герасимов.

Бэлла Аполлонова

«Городской курьер», 2004 г.