КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

О творчестве, чертовщине, признании, и премьере. Вот такой увлекательнейший разговор состоялся недавно у саровских журналистов с заезжей знаменитостью.

Салюк считает себя учеником Ефремова, который привел его в театр еще юнцом. Гений Ефремова магнетической силой приблизил к себе и сделал из студийца МХАТовской школы мастера.

Владимир Петрович Салюк, даже сам того не замечая, растягивает слова и точь-в-точь по-ефремовски жестикулирует. И еще посмеивается себе в усы:

— Обаяние имеет оттенок чертовщины.

И тут же уточняет мысль:

— Именно дьявольская сила обаяния удерживала около Олега Николаевича актеров, режиссеров. С ним редко кто расставался добровольно. Вся театральная молодежь в него была влюблена, причем обожали его не только женщины, но и мужчины.

Пресс-конференция с московским режиссером, проходившая 15 ноября в комнатке завлита театра А.Шевцова, как-то непроизвольно закрутилась вокруг да около знаменитого имени Ефремова. Если бы не встреча В. Салюка с этим человеком, возможно как-то иначе сложилась бы судьба создателя скандально-известного в России 70-х спектакля «Утиная охота» на сцене МХАТа.

На третьем курсе учебы на актерском факультете в школе-студии МХАТ у В. Салюка возникло непреодолимое желание самому поставить спектакль. Его первая в жизни постановка «О людях и мышах» по пьесе Дж. Стейнбека сразу же возымела успех. Талантливого юношу заметили в театральных кругах. А Олег Ефремов взял в «Современник» весь спектакль, вместе с его режиссером и актерами. И безапелляционно заявил Владимиру Салюку, тем самым однозначно определив его дальнейшую судьбу:

— Будешь ставить, и нечего дурака валять!

С тех пор Владимир Петрович только тем и занимается, что «ставит». Вначале на сцене «Современника», затем – МХАТа. В. Салюк становится лауреатом конкурса польских пьес на советской сцене и лауреатом премии Московского комсомола. Хотя не все складывается безоблачно в его судьбе. Например, запрещается в 1968 году спектакль по пьесе чешского драматурга Когута «Двенадцать». Выпуск спектакля совпал с вводом советских войск в Чехословакию. А автор пьесы лишь сочувствует людям, вставшим на борьбу за свою независимость. Чудом на подмостках придворного театра, а МХАТ всегда считался элитарным, появляется крамольная для застойных времен «Утиная охота». Причем попасть на этот спектакль стремится самая театральная публика. В «Дачниках» режиссер Салюк пытается еще раз вернуться к проблеме русской интеллигенции.

До 1987 года Владимир Петрович работает при Ефремове вторым режиссером. А в 1987-ом в театре происходит трагический раскол. Практически МХАТ разделился на две части. «Что само по себе было жутко», — комментирует этот факт В. Салюк. И Владимир Петрович решается на уход из театра. Поступок – смелый, вернее сказать, отчаянный. МХАТ – это фирма. Но МХАТ – это и великий консерватор. По словам В. Салюка, есть особая система в творчестве этого знаменитого на всю Россию храма искусства: «Главный режиссер делает то, что ему нужно, а все остальные делают то, что нужно театру». У второго режиссера как правило, нет свободы выбора репертуара. Во МХАТе никогда не сбылась бы мечта Владимира Салюка о постановке пьес Чехова. Эту привилегию навсегда за собой оставил великий Ефремов, благо, что у него это здорово получается.

Второй режиссер делает всего лишь по одному спектаклю в два-три года. А время уходит и хочется успеть поставить все задуманное.

Свою самостоятельную деятельность Владимир Петрович начинает главным режиссером в Московском областном ТЮЗе. Работал по приглашению в Минске. А затем сделал с Александром Калягиным спектакль «Руководство для желающих жениться», который также пользуется популярностью у московской публики. Владимир Петрович мечтает продолжить сотрудничество с А. Калягиным и поставить Чехова, как только решится проблема с помещением для театра.

О своем будущем Владимир Петрович говорит определенно:

— Пока есть силы, буду ставить спектакли. Я – человек призвания. Театр – моя работа и мое хобби.

В Сарове московский режиссер оказался по приглашению Б. Меликджанова. И пока очень рад этому. Ничто не отвлекает от работы: ни суета московской жизни, ни быт, ни семья. Присмотревшись к труппе, выбрал для постановки одну из пьес Артура Миллера «Вид с моста». Пьеса эта – из разряда вечных, которые по своей идее остаются всегда актуальными. Репетиции сейчас проходят на подъеме. Актеры работают с удовольствием, подчиняясь безусловному авторитету мастера. 7 декабря состоится премьера. И нам только остаётся, предвкушая любопытное событие в театральной жизни Сарова, пожелать актерам и режиссеру «ни пуха ни пера»!

Бэлла Нехорошева

г. «Городской курьер», 1996 г., 21 ноября