КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

В гостях у нашей рубрики побывали актеры, режиссеры. А сегодня пожаловал сам зритель. Валерий Васильевич Зайцев – давний поклонник саровского драматического театра. И о драматическом искусстве он рассуждает с любовью горячо и страстно. Возможно, некоторые из его высказываний спорны, но искренность убеждений зрителя из зала подкупает, а его стремление всеми силами улучшить жизнь современной актерской труппы и всех служащих театра достойно только похвалы. К сожалению, газета не в состоянии (из-за нехватки места) напечатать все размышления зрителя. Но большую их часть мы предлагаем вниманию нашего читателя.

В одной из повестей А. Алексина директор провинциального театра с гордостью говорит: «Двадцать лет назад наш город был знаменит своим химкомбинатом, а теперь он знаменит химкомбинатом и ТЮЗом!»

В Сарове мы имеем три знаковых, или, как сейчас стало модно говорить, «культовых» объекта, которые отличают его от тысяч других российских городов. Это памятник Серафиму Саровскому, РФЯЦ и Нижегородский областной театр драмы. О первых двух сказано столько слов, произнесено столько речей и написано столько книг, что третий остается весьма и весьма обделенным и речами, и книгами, а теперь, я извинюсь, еще и собственным «домом». Автор должен с грустью отметить, что наш театр, по-видимому, ожидает самый трудный сезон за всю его историю.

А ведь театр-то у нас действительно хороший! И люди, в нем служащие, ежегодно совершают для нас с вами настоящий подвиг, одаривая зрителя поистине блестящими произведениями искусства. Они творят у нас на глазах, умудряясь не сбиться на провинциальщину, сохраняя вкус, такт, темп и молодой задор, которому позавидует иной областной, да и столичный театр. Скажу больше. Несмотря на всем известные и всем непонятные финансовые трудности, преследующие страну, область, город и, естественно, наш театр, за последние сезоны он буквально расцвел на глазах, помолодел и «выстреливает» ежегодно работы, достойные показа на лучших сценических площадках страны. Не имея серьезной конкуренции, при отсутствии профессиональной театральной критики наш театр сам для себя столь высоко поднял планку, что «хвосты», до нее не дотягивающие, стали отчетливо видны невооруженным глазом. Откровенно провинциальный «Дачный роман», досадные недоработки в «Льве Гурыче Синичкине», нечеткость акцентов и суетливость «Мертвых душ» очевидны и требуют пристального внимания и серьезной доработки.

И они, актеры, работают! Не плачутся о своей мизерной зарплате, о неудобной и маленькой сцене, об отсутствии серьезной рекламы… Они работают. Они так обыгрывают свою маленькую сцену, так работают со светом, цветом и музыкой, что, казалось бы, неподъемный «Сон в летнюю ночь» стал удивительным цветком в руках феи, а для булгаковского «Полоумного Журдена» нужны именно такие камерные выгородки, и никак иначе.

А вы видели их костюмы?! Да за одни костюмы художникам-модельерам и костюмерному цеху надо дать Государственную премию и поставить ящик шампанского! А оркестр! Маленький театр в маленьком городе имеет оркестр достойный лучших филармонических залов, а он сидит в этой неудобной яме и исполняет сложнейшие вещи. Я не знаю, под какую музыку Андрей Миронов делал своего Фигаро в театре сатиры, но наш «Журден» идет под живую. И как идет!

А декорации?! Мне приходилось бывать в разных, в том числе и маститых театрах, но нигде я не видел таких художественно решенных, продуманных декораций, как в саровском драматическом. Они не подавляют и не отвлекают, а наоборот, берут зрителя за руку и вводят его в эпоху, в стиль, в мир спектакля.

Тандем режиссера-постановщика В. Арсеньева и художника В. Ширина поражает. Складывается такое впечатление, что режиссер, задумчиво глядя в потолок, бормочет: «Не придумать ли нам вот такую штуку?» А художник уже несет эскиз решения и говорит: «Вот вам, пожалуйста». Вообще-то режиссер Арсеньев – это личность экстраординарная. Ну что ему не живется спокойно?! И заслуженный и уважаемый – сидел бы в своем кабинете смирно, благо власти нынче не теребят, спектакли про колхозников и сталеваров ставить не заставляют. Так ведь нет! Все что-то ищет, придумывает и себе, и театру спать не дает. А в результате мы видим то, что видим: оригинальные и по-новому решенные спектакли, а дружный коллектив единомышленников на сцене и за сценой, талантливые актерские работы и, конечно же, любовь зрителей и бурные аплодисменты после удачных пассажей в ходе и после каждого спектакля.

А теперь я буду говорить об актерах. Старшее поколение – особенное. В театре «старики» — не хотят быть «мэтрами» — хотят играть в одни игры с молодежью. Э. Арсеньева, которая совсем было нацелилась в «характерные старушки», в «Бабочках» так блеснула неожиданной гранью своего таланта, что ни одна из более молодых актрис театра дублировать ее просто не смогла. «Деревья умирают стоя» уже довольно давно, но «не умрут», а будут все так же заставлять зрителя думать и плакать вместе с ними.

Любимцы публики, блестящие исполнители всего что угодно: А. Баханович, А. Салтыков, К. Алексеев, А. Наумов. Да их сейчас уже нужно выдвигать на заслуженных, пока они – в расцвете и кураже! А не ждать, когда режиссер с завлитом будут ломать голову над тем, где найти пьесу, в которой можно занять старенького Салтыкова, у которого – язва, радикулит, гипертония и провалы в памяти. И не пора ли возродить славную традицию бенефисов с чествованием, подарками и корзинами цветов? Женских звезд у нас целый ряд. Все – красавицы, умницы, талантливы и милы. Не зазнаются, не «звездят»? И слава Богу! Не хуже характера примадонны, который так «вкусно» показала нам А. Доронина в «Льве Гурыче Синичкине».

Далее – молодежь. Где их насобирали директор и режиссеры? Они что, ходили по училищам, ставили ректорам коньяк и отбирали лучших? Видимо так и было, потому что молодежь нашего театра – это дрожжи, которые заставляют бурлить месиво под названием театр. И они у нас не «кушать подано», а порождают вещи, немыслимые в маленьком замшелом, провинциальном театре. «Жизнь впереди», «Крысы» и «Бабочки» — это вам не зайчики-белочки и не иванушки-дурачки в лаптях, с балалайками. Это законченные современные и своевременные спектакли, полные жизни и энергии, которой зритель и подзаряжается. А танцы? Хоть менуэт, хоть рок, хоть ретро – все хорошо! А индийский танец, который они учудили в «Сне», нужно записать на видео и показывать нашей танцевальной самодеятельности как учебное пособие.

На детских спектаклях давным-давно отсутствует всякое сюсюканье, а есть совместное действие актеров и маленьких зрителей. Они вместе побеждают зло и устанавливают царство Добра, и еще неизвестно, кто получает большее удовольствие – дети и внуки или папы и дедушки.

А вообще, не кажется ли вам, дорогие служители театра, что гастроли в Тамбове – это, конечно хорошо, но почему, например, не в Дюссельдорфе? А что? Есть что показать, есть кого. Так давайте напряжем господ Илькаева, Жигалова, Каратаева.

Что-то не слышал я, чтобы иностранцев, которые днюют и ночуют в нашем городе, водили, кроме Музея ядерного оружия и святых мест, еще и в наш театр. Думается, полезно было бы и им, и нам. Программа породненных городов просто обязана включать в себя и обмен театрами. А если своего у них нет, так пускай наш посмотрят, и еще раз поломают голову относительно «загадочной русской души». Да они от одной «Женитьбы» все рты пооткрывают, жвачку проглотят и будут орать «браво» и «бис» до посинения!

И, кстати, по всей стране только и слышно о разных театральных конкурсах, фестивалях «турандотах» и «масках». А мы что – лысые? (Господина Бахановича просят не принимать на свой счет.) Давайте ездить и показываться, друзья! Есть, ведь, с чем! Вы у нас знаковое явление – так давайте значить!

А сейчас – главное: большое спасибо нашему театру за то, что он есть! Поздравляем вас, дорогие, с окончанием очередного сезона, желаем успешных гастролей и творчески отреагировать на мысли «человека из зала» в следующем сезоне.

Подготовила Б. Аполлонова

г. «Городской курьер», 2002 г., № 23