КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Он родился в Казахстане, в известном всей стране городе Семипалатинске. До четвёртого класса был круглым отличником. Тринадцать лет занимался футболом. Мечтал стать лётчиком, но, окончив физико-математическую школу при Новосибирском государственном университете, поступил в электротехнический институт. А разочаровавшись в романтической мечте, ушёл из него и стал радиотехником…

Как вы думаете, чьё начало жизненного пути мы описали? Невероятно, но факт: в гостях у «ГС» сегодня ведущий актёр Саровского драматического театра Андрей Рудченко. 27 октября 2014 года Андрей Петрович отмечает своё 50-летие. Мы решили отойти от традиционной формы интервью, а предложили актёру подумать, какие самые важные события происходили с ним в каждом из пяти жизненных десятилетий.

С рождения до 10. Баян, самолёты и футбол.

– Самое важное событие, произошедшее со мной в это время – то, что я появился на свет. Родителей моих судьба свела в казахском городе Семипалатинск. Мама была из Омской области, а отец – из Житомирской. Они до сих пор живут в Семипалатинске, и я стараюсь каждый год приезжать к ним в отпуск. Ребёнком я рос прилежным, воспитанным. В хулиганстве замечен не был.

В первый класс пошёл в 8 лет. И до 4 класса я был круглым отличником. Школу очень любил и сам процесс обучения доставлял мне большое удовольствие. В 3-м классе меня отдали в музыкальную школу на баян. И музыку я любил. Правда, когда появились другие увлечения – шахматы и авиамоделирование – стал уделять ей меньше времени.

Последнее меня так увлекло, что я стал мечтать о небе. Когда стал постарше, начал читать книги о лётчиках, изучал аэродинамику и даже собирался поступать в Кременчугское лётное училище. Лётчиком я не стал, а вот младший брат осуществил мою мечту.

Второе десятилетие. Первая любовь и математика.

– Я с детства был склонен к точным наукам. Основные предметы – алгебра и геометрия, русский язык, физика давались мне легко. В 8 классе я попал на республиканскую математическую олимпиаду в городе Кокчетаве (Казахстан). По её итогам отбирали самых одарённых школьников для обучения в физико-математической школе в городе Новосибирске при Новосибирском государственном университете.

Я выступил на олимпиаде и совсем забыл про это, когда мне вдруг пришёл вызов. А надо сказать, что я, как и многие юноши, в 8 классе влюбился. Предмет пылкой страсти оканчивала 10 класс и собиралась поступать в Новосибирск. Это и определило мою дальнейшую судьбу.

В большой город я отправился с мыслью, что разыщу свою любовь и буду рядом с ней. Осуществилось это лишь к концу школы. Я узнал, что девушка учится в электротехническом институте, а потому после окончания физматшколы без труда поступил именно в этот вуз, хоть нас и готовили к поступлению в университет. Вот тут меня и постигло первое глубокое разочарование. Оказалось, что моя «любовь» уже встречается с другим молодым человеком, и собирается за него замуж.

Оставаться дольше в одном институте с ней я не мог. Проучившись три месяца, даже не дотянув до первой сессии, ушёл из вуза. Помню, как оказался в тупике – это был полный крах всех мечтаний. К счастью, выручили друзья, ещё из Семипалатинска, с которыми ещё в садик ходили. Они учились в городе Бердске в радиотехническом техникуме.

Здесь у меня было время разобраться в себе. Я самостоятельно освоил гитару и очень этим гордился. В Бердске же впервые вышел на сцену народного театра, услышал первые аплодисменты. Тогда люди с удовольствием ходили на спектакли. В это же время я познакомился с «сибирским МХАТом» – театром «Красный факел». Именно тогда решил: «Отслужу в армии, подготовлюсь и поступлю в Москву, в театральное училище!»

С двадцати до тридцати. Армия и театр.

– Техникум я окончил уже в 21 год и ушёл в армию спецнабором. Попал я на Камчатку – в войска космической связи, там меня взяли в духовой оркестр. Пришлось осваивать ещё и духовые инструменты. Плюс, благодаря хорошим художественным данным, служил живописцем у замполита.

А кроме того, в армии я попробовал себя в качестве режиссёра. С солдатами мы ставили сцены из знаменитой тогда пьесы «Человек с ружьём». Отслужив в армии я, как и намеревался, отправился покорять Москву.

Думал: «Уж в один-то из пяти вузов столицы точно поступлю!» Но посмотрел на околотеатральный бомонд, и так мне стало тоскливо, так я разочаровался в этом обществе, что даже пробовать поступать не стал.Уехал обратно в Новосибирск, сдал документы в Новосибирское театральное училище и сразу прошёл на второй тур…

Студенческая жизнь была кипучей и насыщенной. Театр захватил меня полностью. Будучи актёром, я мог перевоплощаться в художника, лётчика, инженера, да кого угодно. Пусть в такой форме, но мои мечты обретали какую-то реальность. Самая первая большая роль – выпускной спектакль в Новосибирском театральном училище. По произведению Джона Стейнбека «О мышах и людях».

Я играл главную роль. Мы возили спектакль по разным городам и неизменно получали высокие оценки. Именно с этим спектаклем я впервые оказался в Нижнем Новгороде. И уже тогда Нижний запал мне в душу. По сравнению с Новосибирском, он был просторным и светлым.

В 1991 году, когда мы окончили театральное училище, жизнь совершенно изменилась. Это уже была другая страна. Появлялись частные театры. Наш учитель и мастер, которому мы все бесконечно доверяли, позвал работать в свой театр. Практически весь курс пришёл в театр «Диалог». Это были замечательное творческое время. К сожалению, просуществовал театр полгода: нашему мастеру предложили место главного режиссёра в Нижегородском ТЮЗе. И он не смог отказаться…

К этому времени я уже женился на однокурснице. Когда «Диалог распался», мы переехали жить в Семипаталинск, поступили на службу в местный драматический театр. За три года наиграли много хороших ролей. К сожалению, в то время начал расцветать грубый постсоветский национализм. Русских и немцев стали притеснять. И мы обратились к нашему мастеру, Льву Серапионовичу с просьбой подобрать нам в России театры, где бы можно было устроиться. Тот дал нам 9 вариантов, в числе которых был и Саровский драматический театр (а ещё Пенза, Челябинск, Мурманск, Магадан…).

Пока мы думали, случилось чудо, сама судьба в лице Бориса Смбатовича Меликджанова позвонила в Семипалатинск. Это было неожиданно и удивительно. Директор театра сам позвонил и предложил работу. Я тогда подумал: Саров – это же возле Нижнего. В случае чего, переберусь к мастеру, он в беде не оставит. Тридцатилетие я встречал уже в Сарове.

С 30 до 50. Театральная судьба.

– Мы приехали сюда 2 декабря. На вокзале нас встречал сам Борис Смбатович. Коллектив принял отлично (помню, тогда коллеги подарили мне электрический чайник, который до сих пор работает). Дали нам общежитие. Тогда Борис Смбатович поднял театр на небывалую высоту. Творческий коллектив находился на подъёме. В начале, как это обычно бывает, играл маленькие роли. Помню, одной из первых была роль принца в сказке «Аленький цветочек».

Я выходил на сцену, когда чудовище уже преображалось в прекрасного принца. Основной моей задачей была ходить и показывать, какой я красавец! Требования к актёрам были очень жёсткие. И первое, над чем мне пришлось работать – это над собственной речью.

Мне грех жаловаться на дефицит ролей. Возможно, потому что я придерживаюсь заложенного когда-то нашим учителем принципа: «Отказываться от работы актёр не имеет права». Актёр – как спортсмен. Он должен быть всегда в форме. Я не понимаю, как можно не работать полгода, например, а потом выйти на сцену и играть.

Когда я работаю над ролью, погружаюсь в образ с головой. Иногда это сложный и мучительный процесс. Ещё в студенчестве, помню, когда я заучивал свою первую большую роль, лежал в общежитии, повторял слова. И, засыпая, плакал. Потому что мой герой должен был стрелять в лучшего друга…

Саров – город очень маленький. Актёры это особенно чувствуют. Помимо службы в театре, ты выступаешь на каких-то праздниках, юбилеях, в детских садах, да много ещё где. Меня часто просят поздравить кого-то – я не могу отказать. Выступаю и на городских праздниках.

Приехав в Саров, я думал – надо ли пытаться покорять большой столичный город, переезжать в Москву, например. И тогда я для себя решил: лучше остаться здесь, иметь возможность играть большие интересные роли, быть востребованным, чем прозябать в неизвестности там.

Самые важные роли

– Если посчитать, то число сыгранных мною ролей приближается к сотне. Выбрать самую важную и любимую из них – сложно. Мне очень нравится выражение Джека Николсона: «Чем ты старше, тем сильнее становится ветер – и он всегда встречный». Пожалуй, роль, которая далась мне сложнее всего, роль «на преодоление» мне дороже всего. Это роль графа Рязанова. Она стала для меня знаковой.

Спектакль был музыкальный и грандиозный – участвовал весь коллектив театра, а кроме того – хоры из других музыкальных заведений. Я брал уроки пения. И сам спектакль ставился в сложной межличностной обстановке.

Именно на этом спектакле я чётко сформулировал правила поведения с товарищами по цеху: «Я вам не мешаю работать, и вы мне, пожалуйста, не мешайте». Спектакль, на мой взгляд, удался. Думаю, что сейчас мне было бы уже сложно играть в нём, чисто физически.

«Секретные» технологии

– Ни для кого не секрет, что актёрам приходится заучивать большие по объёму тексты. Я раньше думал, что со временем мне будет это сложнее делать. Но оказалось, что теперь, к 50 годам, учить стало даже легче. У меня свой метод заучивания – я переписываю текст от руки.

Работая над ролью, невозможно не переносить какие-то «фишки» своего героя в обычную жизнь. Сейчас, например, мы ставим «Ревизора», где я играю городничего. Прежде, чем начать работу, я извинился перед любимой женщиной, зная, что городничий может дать о себе знать.

Отношения с коллегами

– Думаю, вам подтвердят это все, кто работает в театре. У меня нет врагов среди коллег. Я никогда не указываю партнёру, что он не прав и что-то делает не так на сцене. Это его видение. Я считаю, что непозволительно обвинять коллег, если вдруг кто-то забыл текст или ошибся. Мы должны приходить друг другу на помощь. И я не понимаю, как вообще можно не любить своих коллег, если нам, скажем, выходить вместе на сцену и играть любовь, дружбу, нежность.

Мечты в 50…

– Пятьдесят – это серьёзная дата, да? Что бы я хотел получить к юбилею? Самое моё большое и горячее желание – чтобы мои родные были живы, здоровы и счастливы. Чтобы родители не болели. Что же касается новых ролей… Я бы хотел сыграть Сирано де Бержерака.

г. «Голос Сарова», 2014 г., № 21, № 22

Записала Анна Шиченкова