КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Шесть лет назад, когда мы уже стали потихоньку забывать, что это такое – летние театральные гастроли, появились вдруг на улицах Тамбова афиши, сообщавшие о гастролях театра из ставшего открытым к тому времени города ядерщиков Сарова, к тому же имеющего официальный статус Нижегородского областного театра драмы. Гастроли прошли тогда с большим успехом, показали, что перед доброжелательным, но и строгим тамбовским зрителем предстал театр интересный и, что особенно приятно, интеллектуальный по духу и мироощущению.

Шесть лет назад, когда мы уже стали потихоньку забывать, что это такое – летние театральные гастроли, появились вдруг на улицах Тамбова афиши, сообщавшие о гастролях театра из ставшего открытым к тому времени города ядерщиков Сарова, к тому же имеющего официальный статус Нижегородского областного театра драмы. Гастроли прошли тогда с большим успехом, показали, что перед доброжелательным, но и строгим тамбовским зрителем предстал театр интересный и, что особенно приятно, интеллектуальный по духу и мироощущению.

В РАЗНООБРАЗНОМ репертуаре гостей есть и У. Шекспир. Его комедией «Сон в летнюю ночь» открылись гастроли. Это одно из ранних произведений великого английского драматурга. И одно из лучших комедийных. Соединение-переплетение жизненной реальности со сказочностью, поэтичность и волшебство, феерия, фантазия и приземленный бытовизм, высокий стиль и шутовство, буффонада, наконец движущая сила и смысл жизни – любовь, пронизывающая действие пьесы, — все это, этот, казалось бы, разнородный сплав создает сюжет неповторимый, остроумный и цельный в своем логическом совершенстве. Действие происходит как бы в нескольких сюжетных плоскостях, замыкаясь в финале на единой теме, той самой – торжество любви, а значит жизни. Но и здесь драматург остается верен себе – в высокий стиль привносит элементы озорства, дабы преодолеть ходульность, так несовместимую с реальной – не искусственной жизнью.

Воплотить все это на сцене – задача не из легких. Имеется в виду – воплотить красиво, правдоподобно, так, чтобы зритель поверил в фантазию, сказку, но … не забывал и о реальности, чтобы правда фантазии опиралась на прочную основу правды, жизни замешанной на фантазии. Думается, режиссер-постановщик заслуженный артист Российской Федерации В. Арсеньев справился с этой задачей блестяще. Разумеется, вместе с творческим коллективом единомышленников, что ощущается в каждом эпизоде, сцене, в каждое мгновение этого необыкновенного по красоте и поэтичности спектакля. Его художественно-декорационное оформление (художник-постановщик заслуженный работник культуры Российской Федерации В. Ширин) – особая статья. Оно создано вроде бы из ничего. Но сколько в нем выдумки и поэзии, сказочной романтики, невесомой легкости, как удачна, впечатляюща и совершенна игра света и тени, как умело используются возможности бликов, блесток и т.д.

Оригинально-неповторимы наряды персонажей, порой с внутренним юмористическим подтекстом, а то и с откровенно-озорными, шаржированными элементами (художник по костюмам А. Глебова). Нельзя обойти вниманием и танцы, поставленные балетмейстером А. Сергиевским. Они остроумно отражают дух и тональность постановки. А современные мотивы и ритмы, полные озорства и комической стилизации, не только не выпадают из постановочной концепции, а, наоборот, дополняют ее и обогащают новыми красками. Ведь пьеса Шекспира – своего рода карнавал со всеми присущими ему атрибутами сочного народного бесшабашного веселья-разгулья.

Думается, перенесись великий драматург из глубины веков на этот спектакль, ему бы понравилось такое представление, остроумно-потешные выдумки в трактовке его комедии. При том даже, что чуть-чуть была внесена корректировка в состав действующих лиц, мелькали и некоторые другие вольности – в духе, так сказать, нынешнего времени, осовременивания. Наверняка понравилась бы драматургу и музыкальная огранка (именно это слово, по-моему, здесь наиболее уместно) постановки. Музыка практически сопровождает все действо, играя то роль выразительного фона, а то и становясь камертоном эмоционально-волнующего воздействия на души зрителей, создавая настроение, вызывая щемяще-радостный, смешанный с мягкой грустью отзвук в сердцах. Как, например, в финале первого действия, где музыка становится гимном нежности, любви и жизни.

В спектакле много действующих лиц, занято около двадцати исполнителей. Я уже отмечал выше, что они умело создают цельный ансамбль. Хотя есть среди персонажей и статичные, и даже те, лица которых находятся только под масками – эльфы Душистый Горошек, Паутинка, Мотылек, Горчичное Зерно. И все же каждый из них имеет в поведении, манере, костюме что-то свое, сугубо индивидуальное. В этом тоже видится и мастерство, и вкус и умение тонко уловить нюансы побуждений, поведения персонажей. Скажем, афинский герцог Тезей (артист А. Наумов) и царица амазонок, обрученная с ним, Ипполита (А. Доронина) – образы по пьесе не очень выразительные, фигуры, статика характеров которых очевидна. Роль их больше констатирующая и декоративная. Вот этот последний фактор и постарались обыграть в спектакле, а именно – изобразить комический контраст в росте, для чего Ипполиту поставили на высокие котурны, продемонстрировать весьма странный наряд герцога, так не гармонирующий с античностью и больше напоминающий опереточный костюм великосветского повесы, а то и клерка значительно более близких к нам времен. Плюс к этому некая суетливость в поведении герцога, совсем не присущая лицам такого высокого иерархического ранга. И вот уже готов комически-озорной подтекст высокородного дуэта.

Вообще, надо сказать, костюмная разностильность не смущает авторов спектакля. В этом просматривается и демократизм, и остроумие, и полное соответствие с текстом, сюжетом пьесы, в которой, что называется, невооруженным глазом видно смешение стилей, эпох, стран. Об этом говорят, кстати, и разномастные имена персонажей.

А все эти феи, эльфы – продукт, увлечение и проявление прежде всего английского менталитета. Не случайно, видимо, особенно любовно, тщательно выписан в комедии Пэк, или Добрый Малый Робин – маленький эльф. В спектакле это тоже самая яркая, пожалуй, фигура – в первую очередь благодаря прекрасной, вдохновенной исполнительской манере очень пластичного артиста Р. Шегурова, создавшего образ комически-обаятельного, шаловливого, щедрого на проделки и доброго маленького волшебника. Неслучайно на его долю выпали самые горячие, искренние, продолжительные аплодисменты зрителей. Колоритно-забавны Обертон (особенно он) и Титания – царь и царица фей и эльфов в исполнении К. Алексеева и Н. Алексеевой. Тяжеловесно-грубоватый, но очень меткий народный юмор демонстрируют шестеро ремесленников, которые готовят, а потом показывают свою примитивно-уморительную, но со смыслом пьесу в пьесе, подготовленную к свадьбе Тезея и Ипполиты. Каждый из шести исполнителей находит свои краски для создания ярко шаржированных типажей простолюдинов, примитивизм которых – лишь внешний, нарочитый налет, скрывающий и ум, и сметку, и народный талант, и тонкое понимание ситуации.

Наконец, квартет влюбленных – Лизандр и Гермия, Деметрий и Елена – венчает забавные приключения и путаницу, сказочную таинственность и лиричность, торжество настоящей любви, которая приходит-таки к героям на смену сладкому фимиаму увлеченности, принятой ими поначалу за любовь. Актеры М. Солнцев (Лизандр), М. Кашев (Деметрий), И. Аввакумова (Гермия), Т. Бер (Елена) – каждый в меру своей артистичности, игровой выразительности, комедийного дара – создают своего рода ансамбль в ансамбле, не нарушая целостности общего замысла, а дополняя, замыкая его. Песнь любви звучит жизнеутверждающе. И в этом главный смысл, суть пьесы жизнелюбца и гуманиста Уильяма Шекспира.

Театр талантливо, ярко, доходчиво донес эту мысль до зрителей. До каждого из них. Спасибо творческому коллективу гостей за доставленное эстетическое удовольствие.

Виталий Гармаш, заслуженный работник культуры Российской Федерации

г. «Тамбовская жизнь», 2002 г., № 129 от 5 июля