КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Они раньше всех приходят в театр и позже всех уходят из него. Они печатают на рабочем месте деньги. Без них актеры как без рук. Это о костюмерах и реквизиторах.

Сегодня наш рассказ о них.

Принц Альберт, Крестовый, Виндзор и Четверик… Это не марки коньяка, не карточные расклады и не названия сигарет. Так называются галстучные узлы.

Соответствующий плакат висит на одной из стен костюмерного цеха. И, надо сказать, не зря висит.

– С его помощью мы учимся быстро завязывать галстуки, – объясняет присутствие наглядного пособия начальник цеха Ольга Григорьева (в саровском театре пятый год, а всего ее театральный стаж насчитывает 18 лет). – Сейчас справляемся с узлами буквально за секунды. Без этого актера быстро не оденешь. Ведь это дома галстук можно спокойно завязать или перевязать. Во время спектакля для этого времени нет.

Завязывать галстуки костюмерам приходится довольно часто. Но не только это. В их обязанности входит также переодевание и переобувание актеров. Все нужно делать не просто быстро – стремительно. Как тут не вспомнить недавние «Провинциальные анекдоты». Зрители, думаю, оценили молниеносное переоблачение администратора «Тайги». Убежал со сцены в трусах и халате – а уже через минуту вернулся в белоснежном костюме!

– Наша работа!– с гордостью говорит зав. цехом.– Без нас актер вряд ли бы справился.

Случаев, когда костюмерам приходилось проявить свой профессионализм, не счесть.

Ольга Григорьева вспоминает:

– Нужно было быстро надеть на актрису корсет. И тут разорвались шнуры. Что делать? Пришлось проявить смекалку. Шнуры связали узлами. Главное в таких ситуациях не растеряться и не опустить руки.

Кроме начальника в цехе трудятся еще двое – Елена Аллахвердиева (в театре с 1979 года) и Анна Точиловская (в цехе пять лет).

Специфика службы у костюмеров такова, что им приходится быть в постоянной «боевой готовности» – раньше всех приходить в театр и позже всех уходить из него.

– Перед спектаклем развешиваем в гримерках костюмы, после него убираем,– рассказывает Елена.— Все должно быть поглажено, почищено и, если нужно, отремонтировано.

Обязанности не такие простые, как может показаться на первый взгляд. На спектаклях актеры иногда выкладываются настолько, что одежда становится буквально мокрой. Значит, костюмеры – стирай, суши, гладь.

И все же со своими обязанностями они справляются на отлично. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть на два костюмерных склада. Некоторым платьям, висящим здесь, по 65 и более лет! Прожили бы они столько, если бы костюмеры делали свое дело спустя рукава?

– Вот чего мы не любим, так это когда в костюмах едят или курят,– признается зав. цехом.– Актеры, особенно кто постарше, понимают. А вот молодых все же приходится учить. Правда, воспитываем только после спектакля. Перед ним – нельзя, актеры ведь всегда в стрессе.

Артисты, впрочем, понимают все и сами: не зря же рядом с плакатом, объясняющим, как завязывать узлы, висят десятки их благодарностей. Актеры знают: чтобы костюмчик (Гамлета, Отелло и т. д.) сидел, без костюмера им не обойтись.

…«У реквизиторов, как в Греции, есть все!» Этими словами зав. цехом Елена Шалятова (в театре уже 26 лет) начинает экскурсию по своим владениям.

Владения – это несколько огромных комнат под сценой и возле нее. И каждая от пола до потолка забита реквизитом.

Глаза разбегаются! Связки книг, старая мебель, хрустальная посуда. На полке – раритетные советские приемники. Чуть ниже – старинная печатная машинка, которая, как оказалось, числится в реквизите чуть ли не с момента основания театра. И т. д. и т. п.

– Многие вещи принесены саровскими театралами,– раскрывает источник пополнения фондов Елена Александровна.– Пользуясь случаем, хочу поблагодарить их за это.

Реквизит на складах хранится не просто так. Вещи, которые когда-то использовали в спектаклях, могут пригодиться в будущем.

Елена Шалятова:

– Художники говорят: для новой постановки нужен такой-то реквизит. Начинаем искать. А бывает и так, что актеру, например, Михаилу Афанасьеву, хочется работать с той рюмочкой, какую он держал на таком-то спектакле. Тоже ищем, и неважно, что тот спектакль шел лет двадцать назад. Знаем, Михаил Иванович не отстанет!

Реквизит не только поступает от саровчан, его приходится делать самостоятельно. При мне в цех зашел художник театра Владимир Ширин с пачкой советских рублей. Деньги напечатаны на ксероксе. Похоже, не за горами новая постановка.

Вообще реквизит – это все то, что находится на сцене. Иногда его бывает немного (как, например, в «Провинциальных анекдотах»), иногда – очень много. В обязанности реквизиторов – сохранять его, доставлять вовремя на сцену и убирать после спектакля. Но не только.

– Вспоминаю «Село С.» московского режиссера Дениса Азарова,– говорит зав. цехом.– Это был ну просто бенефис нашего цеха. Постоянно приходилось что-то менять, что-то подавать на сцену. Разжигали самовар и обязательно так, чтобы шел дым. А еще нужно было каждый раз заряжать шампанское – чтобы стреляло!/p>

Чтобы дым шел, а пробка от шампанского летела в потолок, вместе с зав. цехом трудятся реквизиторы Елена Гринина и Юлия Королева. Признаются: работать им интересно.

Еще бы! Ну где, на какой другой работе (Гознак – не в счет) вы сможете печатать деньги, и вам ничего за это не будет. В театре – пожалуйста!

В. Тенигин, фото Е. Пегоевой

г. «Городской курьер», 2014 г., № 13