КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Многие саровские зрители убеждены: театр – это то, что происходит на сцене. С ними трудно спорить. И все же только ли сценой ограничивается театр?

«Городской курьер» заглянул за кулисы – туда, куда публике вход воспрещен. Именно здесь, в цехах театра, рождаются спектакли, которые потом радуют и восхищают зрителей.

Сегодня наш рассказ о пошивочном цехе.

Заведующая цехом Татьяна Соломина – человек эмоциональный:

– Надежда Сулеймановна, как же ты достала с этим вырезом! А ты, Андрей Павлович!

И «Надежда Сулеймановна» и «Андрей Павлович» – костюмы, что шьют для актеров к спектаклям. Настоящий художник – и Татьяна Вениаминовна не исключение – вкладывает в дело всю душу. Костюм для нее – словно живой человек. С ним и поговорить можно, а в случае чего и поругать.

– Сейчас шьем торжественные платья для актеров, ведь скоро юбилей,– рассказывает она. – Некоторые уже готовы. На каждое делается свой проект, и очень сложный. Так что приходится и подумать, и понервничать.

Костюмы действительно впечатляют. Изящный дизайн, прекрасные материалы, качественное шитье. Видна рука мастера, и не одного.

– По специальности я конструктор-модельер,– рассказывает Татьяна Соломина.– Родилась в Вятке, работала в экспериментальном цехе ателье. Одно время трудилась в школе, помню, делали с учениками интересный проект – «Платье с помойки». Костюмы создавали из всего подряд: полиэтилена, катушек, пластиковых бутылок и пакетов. В 2007-м меня пригласили на работу в театр, и я переехала в Саров.

Пошивочный цех воплощает то, что придумывают театральные художники Владимир Ширин и Светлана Шевцова.

– Порой у нас волосы дыбом встают от их фантазий,— признается заведующая цехом.– К примеру, платье феи – оно выставлено в фойе. Посмотрите, сколько там фактур, деталей! Не платье – монумент! Но ведь сшили!

Вспоминает, что особенно интересно было работать над костюмами для «Укрощения строптивой».

– Мы долго «въезжали» в эту работу. Задумка художника, Владимира Ширина, была такова: шекспировская пьеса разыгрывается в современном офисе, где полно бумаги. Для костюмов решили использовать изоспан – мешочную ткань, похожую на бумагу. Каждую деталь нужно было заутюжить, перевернуть и вновь заутюжить. И так каждую складку! А получилось все замечательно!

Не стоило даже спрашивать, что будет, если актер небрежно отнесется к костюму.

– Убью!– хоть и смеясь, но все же вполне серьезно говорит Татьяна Вениаминовна.– Однажды увидела актрису, которая сидела в курилке в сценическом платье и курила. Мне прямо плохо стало. Я тогда промолчала, а сейчас все скажу.

Актеры, надо думать, трепещут. А чему удивляться, ведь это на сцене главенствует изящная Мельпомена. В пошивочном властвует богиня ремесел Афина – дама, как известно, воинственная.

Если заведующая кроит материал, то шитьем занимаются портнихи Елена Бритарева и Нина Павлунина.

– В театре я фактически с рождения, здесь работала моя мама, – вспоминает Елена Владимировна. – Официально тружусь с 1997 года. Не пожалела ни разу – мое место!

Если кто-то думает, что основные инструменты в пошивочном цехе – это игла, ножницы и мел, он глубоко заблуждается. Инструментарий обширен и разнообразен. В ход идет даже паяльник. Так было, например, в работе над спектаклем «Князь К.». Оборки к платьям для шести кукол-манекенов вырезались именно паяльником – так получилось эффектней.

По словам портних, сценические платья живут долго. В театре есть костюмы, которые носили еще актеры императорских театров! Главное, они должны быть сшиты с любовью. А где любовь, как известно, там и заботы.

Елена Бритарева:

– Вспоминаю премьеру «Князь К.». Я смотрю на сцену и вдруг ловлю себя на мысли, что вижу не спектакль, а только костюмы! Выискиваю шероховатости в кройке, шитье – не видны ли, не бросаются ли в глаза?

Не менее требовательна к самой себе и Нина Павлунина, занимающаяся пошивом мужской одежды.

– Я родилась в Сарове, – рассказывает она. – С раннего детства ходила в театр. Помню атмосферу старого театрального здания – полумрак, бархатные кресла, шторы – она зачаровывала. Очень хочется, чтобы такая же атмосфера была и здесь.

Несколько костюмов – для Руслана Шегурова и Александра Бахановича – уже готовы и ждут своей очереди. Поверьте, актерам можно только позавидовать.

К своим работам отношение у Нины Алексеевны трепетное. Говорит, что ей интересно смотреть, как костюмы начинают жить на актерах, одушевляться.

А мечта у всех трех одна:

– Зрителей бы побольше, – почти в один голос говорят мастерицы. – Чтобы посмотрели на нашу работу и порадовались ей.

В. Тенигин, фото Е. Пегоевой

г. «Городской курьер», 2014 г., № 8