КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Актерские судьбы непредсказуемы: можно сняться в нескольких полнометражных фильмах и не увидеть ни одного.

Так получилось с актрисой Саровского драматического Валентиной Юриной. Впрочем, она об этом не слишком жалеет…

Валентина Александровна – человек в саровском театре уважаемый. Замечательная актриса, она вместе с тем поразительно душевный, отзывчивый человек. Ни один праздник в театре не обходится без испеченных ею пирогов, ни один именинник (и актер, и гардеробщица, и техничка!) – без ее трогательного подарка.

Обладает она и немалым «киношным» опытом.

– Я родилась в Таджикистане, в Душанбе, куда во времена культа личности были сосланы мои родители. Затем работала в театрах Златоуста, Орска. А в 1985 году переехала вместе с мужем в Ташкент, пришла в местный ТЮЗ. В это же время снималась и на «Узбекфильме».

Главным для меня всегда был театр, так что к съемкам я относилась не слишком серьезно, да и гонорары были копеечными. Первый фильм вообще не помню. В памяти отложилось только то, что на съемочной площадке случился пожар и многие актеры и каскадеры пострадали.

Второй фильм назывался, кажется, «Смысл жизни». Снимался он в 1986-87 годах. Режиссер – Дамир Салимов. Это лента об Усмане Юсупове, руководителе ЦК компартии Узбекистана в 1930-40—х годах. У него была секретарша, которая прошла через всю его жизнь. Мне сказали, я на нее похожа, поэтому меня и взяли.

Снималась я и довольно известном фильме «Под маской Черной кошки» режиссеров Олима Иргашева и Юсупа Разыкова. Это криминальная драма о военном Ташкенте, о банде, которая орудовала в городе с особой жестокостью. У меня там небольшой эпизод.

А последний фильм – о переселении крымских татар. Рабочее название ленты – «Они тоже люди». Снимал ее турецкий режиссер, фамилию которого, к сожалению, не помню. Первоначально моя роль была небольшой, но постепенно ее дописывали, расширяли. Съемок было много, в том числе ночны., Часто приходилось вставать в два ночи. Надевали на себя все что можно – в горах ведь жуть как холодно! Однажды после дубля подумала: «Ну, слава Богу, всё!»И тут режиссер кричит: «Переделать! Часы забыли снять». Запомнилось и то, как на съемках лежала в луже, в которой по сценарию мне предстояло долго и упорно умирать. И тут, представьте, мне в ухо залез муравей! Двигаться нельзя! Ужас! Но как только съемка закончилась – вскочила как ужаленная и давай вытряхивать муравья. Вообще, живности, в том числе пугающей, в Азии предостаточно. Однажды с мужем поехали на Ташкентское море, устроились на берегу под деревцем. Поднимаю голову – а оно все обвито змеями! Пошла мыть кастрюльку в воде – а змеи из-под камней выскакивают! А скорпионы! Кстати, маму мою один укусил. А еще варанов полно…

Отношения на съемочной площадке были хорошие. Подружились со знаменитой Матлюбой Алимовой (она играла в «Цыгане», «Маленьких трагедиях», «Возвращении Будулая» и многих других картинах). В фильме о крымских татарах Матлюба была моей невесткой.

Но, если честно, к русским в Средней Азии уже тогда многие относились недружелюбно. Идешь по улице – «Здрассьте!», а отвернешься – и камень в спину могут швырнуть. В 90-м мне вообще пришлось все бросить и бежать в Россию. Оставила и квартиру, и имущество…

Так получилось, что я не посмотрела ни одного фильма, в котором играла. Но на экране себя все же один раз увидела. У турецкого режиссера была современная аппаратура, на ее экранчике я себя и обнаружила. Первая мысль была, как сейчас помню: «Боже мой, кто это!?»

Жалею ли, что не видела их? Пожалуй, нет. Театр для меня – самое главное. И все же, если картины вдруг удастся найти в интернете, с удовольствием посмотрю: ведь это молодость!

В. Тенигин

г. «Городской курьер», 2016 г., № 27 от 6 июля