КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

8 июля в 10.30 в Театре Драмы состоялось последнее перед отпуском собрание труппы. Повод был значительный – юбилей одной из ведущих актрис Театра, заслуженной артистки РФ Людмилы Афанасьевны РОМАНОВОЙ. Как всегда в таких случаях, с поздравительным словом выступил директор Театра Б. С. Меликджанов. Устные поздравления и подарок на память от отдела культуры привезла Л. А. Шатрова. Союз театральных деятелей представляла Э. И. Арсеньева, с которой Людмила Афанасьевна практически одновременно приехала в Город (все они, – представители зрелого поколения актеров: Соколов-Беллонин, Романова, Арсеньевы, Меликджанов, — влились в труппу нашего Театра в начале 70-х годов. Пожалуй, это самый удачный период приобретений Театра). От труппы с краткой одой собственного сочинения выступил актер М. И. Афанасьев. В общем, было сказано много теплых слов в адрес этой прекрасной актрисы и вручены памятные подарки и цветы.

К сожалению, в Театре не принято желать «больше ролей». Это бестактно. Увы-увы, но в последних сезонах Людмила Афанасьевна все реже выходит на сцену. И возраст тут не причем. Тем не менее, каждый выход Романовой – подарок зрителю, будь то Толгонай в «Материнском поле» (к сожалению, молодежь уже не увидит этот спектакль в постановке Б. С. Меликджанова с участием Людмилы Афанасьевны. Толгонай, если верить заядлым театралам, – пожалуй, одна из самых ярких ролей Романовой) или эпизодическая старуха Тыры-Пыры из «Двое поменьше» в постановке А. Трифоновой, Беатрис в «Виде с моста» московского режиссера В. Салюка или Аграфена Кондратьевна в «Свои люди – сочтемся!» опять же москвича Ю. Клепикова.

Как отметила Шаткова в своем поздравлении, актрис в Театре много, но Романова – одна. Это правда. Аристократическая внешность, осанка, манеры – все это поистине королевское. И очень жаль, что нет для Романовой такой роли. Некий отзвук – роль Педасины в «Королеве-матери». Но, — увы! – значение слова «королева» в данном случае переносное. А хотелось бы прямого значения – английской монархини Елизаветы или Анны Иоанновны.

Шесть лет тому назад на сцене нашего Театра играли спектакль «Спокойной ночи, мама» в постановке Н. Липайкиной. Этот спектакль, подобно «Королеве-матери», был рассчитан на двоих. В данном случае – на дочь и мать, на Н. Липайкину и Л. Романову. Было много разговоров об этом спектакле, и он быстро сошел со сцены, хотя был отмечен жюри фестиваля театров закрытых городов, который проходил в декабре 1993 года. Говорили о Романовой – о зрелости мастера. Московские режиссеры, приезжая в Город для постановок, удивляются именно Романовой: чем не московская актриса?

Среди многочисленных характеристик разного времени, хранящихся в Театре, встречаются такие слова: «Романова не относится к легким, улыбчивым актрисам, которым эта улыбка, обаяние молодости и бурный внешний темперамент уже сами по себе обеспечивают успех. Актриса работает глубоко и серьезно. Она обладает тонким даром чувствовать стиль спектакля и находить для него соответствующую манеру игры. Стремиться воплотить не только индивидуальность характера, но и мысль, которая скрывается за ней».

Журналистов часто упрекают в бестактности. Но в данном случае это будет оправдано: ролей Вам, Людмила Афанасьевна, достойных Вашего мастерства и внешности! И всего самого наилучшего.

Е. Трусова

г. «Город №», 1999 г., 15 июля