КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Что толкает людей в пучину тяжелой, как воз, актерской жизни: поиски славы или стремление к самовыражению, а может быть, талант? Наверное, всего понемножку. Car mon pis et mon mieux Sont les plus deserts liex – в переводе: «Ибо «плохое» и «хорошее» пустыни моей души.» (Фр.)

Людмила Афанасьевна Романова – актриса нашего театра. Она не из тех, кто легко, с оттенком самолюбования говорит о своей актерской жизни. Ее сдержанные ответы лишены малейшей неискренности, потому как это качество в людях ей особенно не нравится. Она немногословна и точна в формулировках. И после интервью с ней все же остается ощущение недосказанности. Впрочем, ты, дорогой зритель, наверное, имеешь свое представление об актрисе Людмиле Афанасьевне Романовой (достаточно вспомнить ее актерские работы), а вот какой она человек, попробуем понять. Сегодня я расскажу немного об актерской судьбе Л. Романовой и о тех моментах ее жизни, о которых она сама хотела говорить.

… Не исказить голоса жизни, звучащего в нас

На что способна женщина, когда она «невидима и свободна»? На душевное раскрепощение, страсть, месть… Она становится могущественной: сильной, решительной.

Пять лет назад на юбилейном концерте «Театру – 40» Людмила Афанасьевна Романова читала кусочек текста из «Мастера и Маргариты». Прочитанный ею отрывок из главы «Полет» растревожил душу. Странно, но именно в ту минуту я почувствовала ее силу. Как хороша она была тогда – в строгом темном платье, с собранными в пучок на затылке волосами, живым страстным лицом, искрящимися глазами-озерами.

– Я тебе сказку расскажу, – заговорила Маргарита и положила разгоряченную руку на стриженую голову, – была на свете одна тетя. И у нее не было детей, и счастья тоже не было. И вот она сперва долго плакала, а потом стала злая… – Маргарита умолкла, сняла руку – мальчик спал…

Счастье, как птица, дается в руки не всем и не сразу.

Для Л. Романовой счастье – это театр, а на вопрос, где она себя чувствует комфортнее – в реальной жизни или на театральных подмостках, ей ответить сложно. И все же Людмила Афанасьевна выбирает второе. О театре мечтала с детства. Самое яркое детское впечатление – от спектакля «Хозяйка медной горы», а сама она дебютировала в постановке Целиноградского театра по пьесе Успенского «Пятеро сердец». В 1959 году началась театральная жизнь актрисы Людмилы Романовой. В ее судьбе – четыре театра и множество разных ролей. Каждая роль – частица жизни, подаренная сцене, на которой эта женщина как-то по-особенному умеет преображаться. За минуту до спектакля ее лицо бесстрастно, но вот произносится первая реплика, в ее глазах загорелся огонек, она становится непредсказуема.

Без сомнения, за 35 лет актерской работы ею найден свой зритель, горожане ее хорошо знают. Одна из работ последних лет – роль бабушки в спектакле «Семейный портрет с посторонним» — отмечена на фестивале нашего театра. За лучшее исполнение женской роли Л. Романова награждена дипломом I степени. Популярный актер театра и кино В. Зельдин однажды сказал: «Нужно запастись немалым мастерством, чтобы со временем перейти на возрастные роли».

Поговорим о нюансах творчества

– Людмила Афанасьевна, образ бабушки из «Семейного портрета с посторонним», наверное, собирателен? Речь, манеры, жесты – натуральной деревенской старушки.

Л. Романова:– Мне помогли жизненные наблюдения, зарисовки характеров деревенских простых, малограмотных женщин, живущих напряженной трудовой жизнью.

– В антракте этого спектакля одна зрительница заметила, что эта роль очень похожа на роль старушки из фильма «Любовь и голуби». Такая же трогательная, смешная деревенская бабуля-хлопотунья.

Л. Р.: Между прочим, я была занята в спектакле В. Гуркина «Любовь и голуби» у Виктора Тимофеевича Арсеньева. У меня была роль Шуры. Это было в 70-е годы. Спектакль получился веселым, хорошо принимался зрителем. Вот ведь какая параллель!

Для того, чтобы роль получилась достоверной, жизненной, актриса Л. Романова считает важным уметь присматриваться к происходящему вокруг, к окружающим людям, прислушиваться к самой себе. Может быть, тогда им не получится, как у Пастернака – «не исказить голоса жизни…»

… Главы жизни целой отчеркивая на полях

Театр для Людмилы Романовой начался на целине. До 1964 года работала она на сцене Целиноградского драмтеатра. Театр познакомил с будущим мужем, актером В. Соколовым-Беллониным. Людмила Афанасьевна считает его своим лучшим партнером по сцене. Работали в спектаклях всегда на равных.

А с 1964 по 1969 годы их театральная жизнь продолжалась в г. Орджоникидзе. Эти счастливые для молодой четы времена были бурными. Была эпоха огромных полотен, массовых сцен. Л. Романова сыграла, например, во «Вьюге» Раздольского комиссара Тоню. А еще в это время театр брал в работу нашумевшие пьесы «Мой бедный Марат», «104 страницы про любовь». О работе актрисы Л. Романовой, в 1956 году «Социалистическая Осетия» писала: «… Роль Зои в спектакле «Физики и лирики» сложна тем, что в ней мало действия, мало слов, но скрыта в ней напряженная духовная жизнь человека серьезного, умного, полного чувства собственного достоинства».

После первых успешных работ ей стали предлагать большие роли. В это время в город приехал представитель Министерства культуры по кадрам, он заметил Л. Романову и В. Соколова-Беллонина и пригласил их во Владимирский театр. После Осетии Владимир показался скучным. И театр казался более скромным. Но и здесь актеры поработали неплохо. Были спектакли «Соловьиная ночь», «Однажды в Новогоднюю ночь» (за роль в этом спектакле, отмеченную на театральном фестивале, Л. Романова была награждена творческой командировкой), начали репетировать «Чайку». Л. Романова должна была сыграть Нину Заречную. Но судьба сделала крутой поворот. Мария Францевна Ковалева, тогда ведущая актриса театра Арзамаса-16, переманила актеров в наш театр. До сих пор Л. Романова с благодарностью вспоминает талантливого режиссера В. Иванова и его популярную в городе и на гастролях постановку «Фальшивая монета».

За четверть века работы в нашем театре послужной список актрисы пополнился работами в спектаклях «Прости меня», «Валентин и Валентина», «Колея», «Дача Сталина», «Звезды на утреннем небе», «Как управлять женой», «Спокойной ночи, мама!», «Шишок», «Дачный роман». Впрочем, всего не перечислишь и не припомнишь, этот список на самом деле в несколько раз больше.

Людмиле Афанасьевне нравилось репетировать со многими режиссерами. Из тех, кто сейчас работает в театре, ей нравится репетировать с В. Арсеньевым, последнее время – с А. Наумовым.

Если еще раз позволить истории вернуться в 1982-83 годы, то нельзя не отметить огромного успеха нашего театра, гастролирующего в Воркуте, Кинешме, Саратове со спектаклем «Материнское поле» по пьесе Чингиза Айматова. Газеты этих городов особо отмечали главную роль Толгонай, которую сыграла Л. Романова. О ней писали «утверждающая добро»: «Следишь за глазами актрисы и видишь в них и зарождение мысли, и мгновенную реакцию на события и острое чувство боли. Бледное, усталое лицо, без малейшего следа грима, передает сложные переживания измученной женщины. Убедительное исполнение трудной трагедийной роли – большая удача и театра и актрисы».

Вот так пресса «большой земли» оценивала работу актрисы. Сейчас, по прошествии еще нескольких лет талант актрисы приобрел особенно яркую силу, ее героини запоминаются, и спектакли с ее участием, как правило, очень занимательны. И даже не главные роли по сюжету в ее исполнении иногда становятся ведущими.

Людмиле Афанасьевне хочется пожелать дальнейшего успеха, хороших ролей. Будем считать, что наше, пусть даже вот такое короткое знакомство на страничке «Театрального бинокля» с этой удивительной женщиной состоялось.

До новых встреч!

Б. Нехорошева

г. «Городской курьер», 1995 г., № 18