КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        

Впервые выступившая перед зрителями в ноябре прошлого года саровская группа «БДТ», возможно, будет занята в одной из премьер театра драмы.

Мало кто знает, что у «БДТ» есть своя муза. Это супруга одного из ее отцов-основателей, Дмитрия Чуйкова, Надежда Файзуллина – актриса саровского драматического театра, филолог, умница, красавица и просто творческий человек. Она пишет стихи, тексты песен, сценарии, рекламные ролики, придумывает и рисует эскизы костюмов… Сейчас Надежда в декрете, но в творчестве это ее не останавливает. Скорее, наоборот.

КОМЕДИЯ ДЕЛЬ АРТЕ

Из недавнего: Надя сочинила эскизы костюмов для «БДТ». Вот как она об этом рассказывает:

– Когда узнала, что концерт будет на большой сцене, я поняла, что «БДТ» нужны костюмы. Выступать в «джинсиках» больше было нельзя. Группа делает достойные вещи, а на сцену выходит в чем придется. Сценические костюмы должны были отвечать нескольким требованиям. Во-первых, ребята все – «большие парни» и на сцене «пашут». Поэтому костюмы должны дышать. Костюмы должны нести идею – это два. И третье – это должно быть удобно технически: рукава нужной длины, чтобы не задевали струны, в секретных местах карманы – для медиаторов, микрофонных передатчиков и т.п. Времени было в обрез, я предложила сделать эскизы и заказать костюмы специалисту. Все согласились, но когда дошло до дела, началось: «Нам ничего не надо, нас и не видно на сцене». У клавишника Димы Коновалова и правда видны только ноги, у ударника Дениса Мунина – только верхняя часть. Решение пришло само: если видны только ноги, значит, будут брюки-клавиши (в полоску). А Денису – манишка и галстук-бабочка на голый торс. «За что?» – стонал Денис. Но когда посмотрел эскиз, смягчился. Я не художник, просто увидела, как каждый должен выглядеть на сцене.

Мы пытались идти от комедии дель арте: Татьяна Безрукова – Коломбина, Сергей Турутин – Арлекино, Дмитрий Чуйков – Панталоне. В костюмах всего два цвета – черный и белый. Это «театральные» цвета – на них прекрасно работает свет. И если черный на сцене все «поедает», то белый можно «покрасить» светом. А вот конструктивно костюмы получились очень сложными. Поиск тканей – отдельное приключение. В Арзамасе обошли все магазины, пока случайно не наткнулись на нужное. Потом мне пришлось ткани декатировать, а затем пришивать пуговицы на уже сшитые портнихой в другом городе вещи. Зато зрители сказали, что после открытия занавеса проступила индивидуальность каждого. Цель была достигнута. Для группы с современным звучанием хотелось создать некие театральные образы, чтобы сделать и всю историю более театральной.

КАК ВИННИ-ПУХ

– Я стихи не пишу, они как-то сами приходят, – признается Надя. – Я только записываю. Пишу когда надо – на заказ, например.

С какого возраста? Первый сознательный – наверно, лет в девять-десять. Шла из секции или кружка, вся в размышлениях о жизни. И тут оно родилось. Задним числом я назвала его «Разговор с племянницей». По обычаям той эпохи у стиха была глобальная тематика – мир во всем мире, не меньше. Я шла и просто проговаривала его. Или самые ранние опыты: лет в пять, возвращаясь от подруг через сосновый перелесок вечером, пела песенки, сочиняя их на ходу. Иду, и чтоб не страшно было, говорю, как Винни-Пух, свои сопелки и пыхтелки.

В школе на уроках была сочинена частями и записана на последней странице тетрадки по химии «Баллада о Клубничкиной Юлии и рыцаре ее славном, Вадимике Высочайшем». В ней были такие строки: «Я счастлив тем, что списывать даю,/Для Вас готов я стать ученым./Я Вас лишь об одном молю:/Не надевайте юбок черных!.. На небе новая Луна,/ При мне по химии тетрадка…/Я буду петь Вам до утра/О формуле глюкозы сладкой».

– Это был любовный бред в духе средневековых баллад. И моя подруга, которая разыгрывала томные воздыхания по однокласснику, и я сама умирали со смеху с чистой совестью, решив все задачки. Выпускное сочинение Нади тоже было в стихах – по «Мастеру и Маргарите» Булгакова. Оно произвело неизгладимое впечатление на экзаменационную комиссию.

НЕСТИХИ И СЦЕНАРИИ

Пару лет назад, когда должно было состояться торжественное открытие обновленной саровской колокольни (но не состоялось), накануне ночью Надежда пишет два стихотворения: «Одному городу» и «Ода колокольне». «Свечой, горящей среди тьмы греховной,/Клинком пронзая тленность и тщету,/Как столпник в подвиге безмолвном,/ Собой души являешь чистоту» («Ода колокольне»). За годы написаны «Гимн Математике» для международной математической олимпиады 2013, «Гимн ДЮЦ», «Ода «Дельфину», «Ода работникам ЖКХ»…

– Еще я пишу тексты для мужа, – признается Надежда. Он семимильными шагами создает музыку и обижается на меня, что я за ним не успеваю. «Фата Моргана» – одна из совместных песен, но тут было по-другому: стихи лежали готовые и ждали своего часа. Дима каким-то волшебным образом считал атмосферу, которая была в стихах изначально. А потом мы вместе сочиняли клипы на наши песни. Вообще, я называю мои творения НеСтихами — после Пушкина, Цветаевой всё вторично…

– Кстати, я периодически общалась с ЛИТОШКой под руководством Людмилы Ковшовой, – продолжает она. – Почти не печаталась, но провела несколько их концертов по собственным сценариям. Сценарии – это еще одно мое дело на всю жизнь. Сценарий капустника, последнего перед переездом театра в новое здание, был создан в соавторстве и назывался «Полотно: мужчины старых домов и полутеатров». Мы были в положении полупереезда из старого дома в новый. После «Полотна…» многие наши актеры плакали у меня на плече – от смеха… Помню первый сценарий для театра – «Музыкальные картинки» для детей. Сценарий к 8 Марта 2011… Много всего было! Из свежего – повествование для июньского концерта «БДТ». Этот «поток сознания» имеет свою железную логику, связанную с песнями… Только она абсурдная. Муж заказал абстракцию – не хотелось нам текстов типа «Следующая песня о том-то и том-то…» или знаменитое «Ну что ж…», и если уж мы на сцене театра, то пусть будет перформанс. Родился текст «Путешествие влюбленной улитки» – это взгляд на мир под другим углом, загадка и интрига концерта.

«СЛУЧАЙНОЕ» ПОПАДАНИЕ

В разговоре с Надеждой не избежать темы театра. И неудивительно: это ее судьба почти уже 25 лет.

– Надя, как ты попала в театр?

– Это история для неверующих людей. В моей жизни много вещей происходит «случайно». Происходит то, о чем и просить не решалась, а Господь привел. Ну никак не могла я попасть в театр! Без специального образования, в 17 лет, зайти «с улицы» и попасть? Однако попала. С четвертого класса я занималась в драмкружке у актрисы нашего театра Зои Ломоносовой. Поработать в нашем драмтеатре, понять, твое это или нет, было моим сокровенным желанием класса с десятого. Об этом не знала даже мама. Вопрос высшей силе был задан вполне конкретно. И на него последовал конкретный ответ. После поступления в университет на заочное отделение искала работу, встретила Зою Васильевну, которая вскоре вызвала меня на худсовет драмтеатра. Я пришла, смотрю – она нервничает. Спрашивает, знаю ли я какую-нибудь басню. Наизусть нет, говорю. Дает книгу: «Прочтешь с листа». Только когда она провела меня по длинному коридору в старом здании театра, в конце которого были обитые железом двери, и ввела на сцену, которая показалась мне взлетно-посадочной полосой — впереди зияла огромная черная глубина зала, а в ней – огоньки сигарет, чьи-то очки, бороды, лысины… – только тогда я с ужасом поняла, что сейчас меня будут «смотреть». «Смотрины», вопреки всему, прошли успешно. Меня взяли во вспомогательный состав – постоять восемнадцатым цветочком в пятой линии, побегать и покричать за сценой. Но мне довелось сыграть Золушку, Фаншетту – вспомсостав может все! Дата 23 октября 1992 года – вечный отпечаток на моем сердце.

ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ИТОГИ

Чего не хватает для самореализации? Времени. Хочу, чтобы процветали все домашние аквариумы, орхидеи и фиалки, сшить все, что раскроено, дописать, что задумано. Реальность такова, что сейчас моя самореализация – много стирки и мытья полов (шутка). Для меня сейчас основополагающее – сын. Наверное, неплохо было бы сыграть какую-нибудь Офелию (смеется), особенно с умным мастером. Но многое мне уже по возрасту поздно, многое по весовой категории рано. Словом, я, видимо, эти несыгранные роли смогу пережить. Но я бы была совершенно нереализованным и самым несчастливым человеком под Солнцем, если бы не появление Чуйкова-младшего. В этом смысле я гораздо более самореализована, чем Мерилин Монро, Рина Зелёная или Надежда Румянцева…

Валерия Александрова

г. «Новый город», 2016 г., № 33 от 17 августа