КАССА ТЕАТРА:

7-60-09

ЗАКАЗ ЭКСКУРСИЙ:

5-74-25
        


госуслуги_210x95

Второй фестиваль театрального искусства им. народного артиста СССР Е.А.Евстигнеева для детей и юношества среди профессиональных театров и драматургов Приволжского федерального округа, проходивший на сцене нашего драматического театра на прошлой неделе, стартовал при довольно печальных обстоятельствах, не зависящих от организаторов.

10 марта должно было состояться торжественное открытие. Но 7 марта в Нижнем Новгороде были зверски убиты председатель нижегородского отделения Союза театральных деятелей Галина Вениаминовна Сорокина и ее дочь Мария. Убийство «мамы Гали», как называли ее театральные люди, шокировало общественность. Перенести саровский фестиваль уже не представлялось возможным. Организаторы решили посвятить его памяти Галины Вениаминовны и сместить церемонию открытия на 11 марта.

Каюсь, первый фестивальный спектакль в постановке театра г. Заречного «Маленький принц» по сказке Сент-Экзюпери я не посмотрела. Искренне жаль, поскольку Заречный обычно привозит к нам довольно крепкие интересные работы. Впрочем, материала для размышлений оказалось у меня предостаточно.

«Чудесный сплав»

Этот день — 11 марта — для наших актеров оказался очень трудным. По инициативе администрации саровского театра наши ребята утром внепланово сыграли «Вассу (первый вариант)», потом после короткого перерыва вышли проводить церемонию открытия и, наконец, играли сам конкурсный спектакль «Чудесный сплав» в постановке заслуженного артиста РФ Анатолия Наумова. К этому времени жюри собралось в полном составе.

Веселая задорная пьеса о молодежи 20-х годов прошлого века резко контрастировала с настроением и зала (подростки тут же уткнулись в мобильные телефоны), и членов жюри, которые накануне были на похоронах Сорокиной. Да и наши ребята изрядно устали.

Честно говоря, было искренне жаль — спектакль «просел», потерял свое обаяние, хотя сохранились хорошие актерские работы.

«Блин-2»

Дзержинский театр драмы представил, по-моему, самый спорный и неоднозначный спектакль по пьесе известного российского драматурга Алексея Слаповского.

Некий молодой человек Игорь Блинов по кличке Блин уходит из дома и связывается с компанией наркоманов. В притон в поисках сына приходит отец Игоря, которому тут же присваивается кличка Блин-2. Стремясь спасти собственного сына, Блинов остается в квартире…

Телевидение сегодня рассказывает истории о наркоманах и семейных драмах куда пострашнее, чем «Блин-2». Однако одна из городских учительниц, приведшая класс в театр, за кулисами призналась мне:

— Если бы я знала, что это за спектакль, ни за что бы ребят не повела! Вы видели, что творится на сцене?

Я усмехнулась. Честно. Потому что на сцене, на мой взгляд, ничего «такого» не творилось. Творилось в зале. Подростки и так самая трудная публика, потому что и к театру практически не приучены, и могут загоготать в самом неподходящем месте, а то и громко высказать пошлую шутку. Нынешние подростки предпочитают играть на мобильных телефонах. Как только в зале гаснет свет, тут же вспыхивают голубые огни их экранов.

Дзержинским актерам удалось взять такой трудный зал. И держать в напряжении два часа. Но реакция ребят на предложенные события лично меня неприятно поразила.

Вот наркоманы всячески унижают старшего Блина — и подростки ликуют. Сцена унижения взрослого человека вызывает бурю положительных эмоций. Надо, конечно, признать и то, что во втором акте уже сам Блин-2 унижает друзей сына. И зал снова одобряет. То есть, кто сильнее, тот и прав.

Я назвала для себя «Блин-2» спектаклем-тестом. Тестом для подростковой аудитории. Будь я учителем, непременно бы обсудила на классном часе реакцию ребят, чтобы понять, неужели унижение кого бы то ни было вызывает радость, а не отвращение и уж тем более не протест?

Режиссер-постановщик «Блина-2» Андрей Сергеевич Подскребкин предложил зрителям после спектакля обсудить обозначенные проблемы употребления наркотиков и отношений отцов-детей. Подростки смущенно стали ерзать на креслах: пора домой… Обсуждения не получилось.

Я связалась с драматургом Алексеем Слаповским, чтобы узнать, как принимает публика спектакли по «Блину-2». Алексей Иванович ответил следующее:

— Отзывы были разными — в зависимости от того, насколько удачен спектакль. Но многие отмечали конфликт пьесы и того, что происходит на сцене. Этот конфликт, впрочем, в театре почти всегда есть, если пьеса неоднозначна. У режиссеров есть термин — «трактовка». Вот они и трактуют. Их право. Для меня важны две вещи. Первое: чтобы не выпячивалась публицистическая составляющая и не лезло морализаторство, им публику не проймешь. Второе: чтобы, с другой стороны, это не превращалось в аттракцион приколов и в игру «царь горы». Это — крайности. Золотая середина там, где скрыт (не очень глубоко) главный смысл происходящего. Подростки, да и двадцатилетние инфантилы не способны понять, какую боль они причиняют взрослым: уровень рефлексии у них понижен. Это психофизика, почти закон природы. Они не предвидят последствий своих действий и категорически не могут увидеть себя со стороны, хотя только об этом и думают: «Как я выгляжу? Любят ли меня? Уважают ли?». Блин-2, отец подростка, принимает отчаянное решение, он показывает сыну: вот как это выглядит, если посмотреть не изнутри, а извне. Тебе не нравится? Ты в шоке? Тебе страшно? Тогда почему ты позволяешь себе быть таким?

То есть это современный вариант легенды о Хаме, только отец Хама, Ной, раздевается добровольно. И это, конечно, смущает, кажется провокацией. Учитывая, что папаша заигрывается.

Все это я к тому, что и Блину, и зрителям должно стать в какой-то момент страшно. Если только смешно — надо искать ошибку. Самое большое, чего может добиться театр, — чтобы спектакль был не только на сцене, но и в зале. Чтобы там что-то происходило. А хотят зрители об этом говорить, не хотят… Не показатель. Знаете, я подозрительно отношусь к темам, которые подростки охотно обсуждают. О том, что их действительно волнует, они либо молчат, либо говорят со сверстниками без свидетелей.

«Уроки радости»

Спектакль по пьесе Э.Портер представил Мордовский государственный национальный драматический театр (г. Саранск). Обычно в этой пьесе основной акцент делается на любовную линию взрослых. Режиссер-постановщик А.Блинов от мелодрамы отказался и сосредоточился на истории сироты Полианны, которая играет в замечательную игру: во всем видит радость.

Исполнительница главной роли Екатерина Исайчева заразила зал своим обаянием. Честно, я ей внутренне сопротивлялась. Играть в радость мне совсем не хотелось. Но уже к концу первого акта я обнаружила, что искренне увлечена действием на сцене и что Полианна мне глубоко симпатична.

На мой взгляд, режиссеру-постановщику не хватило запала на второй акт, когда нужно было выстраивать все перипетии любовной линии. Он явно заторопился, чтобы уложиться в заданный формат, отсюда некоторая невнятность, смещение темпа. Впрочем, спектакль вполне обаятельный, и школьникам младших и средних классов вполне интересно его смотреть.

«Калека с острова Инишмаан»

На мой взгляд, это был самый сильный спектакль из всех заявленных на фестиваль. При том, что умную и тонкую драматургию Мартина Макдонаха легко испортить. Режиссер-постановщик нижегородского ТЮЗа Е.Наравцевич-Фирстова обошлась с автором бережно.

События разворачиваются на ирландском островке Инишмаан, где живут обычные люди — простые, грубые, немногословные, каждый со своей чудинкой. Уставший от обыденной жизни и насмешек парнишка-калека Билли сбегает в далекую Америку за счастьем. Но возвращается, потому что счастье, оказывается, не за океаном…

Артисты рассказывают историю Билли без насмешливости и уничижения. Напротив, каждый из героев спектакля несет в себе, несмотря на странности, христианскую любовь, правда, в зачаточном состоянии, но все же… Это великодушный спектакль, вызывающий в зрителе то самое драгоценное ощущение катарсиса, ради которого и должно существовать настоящее искусство.

Итоги фестиваля

Итак, спектакль нижегородского ТЮЗа «Калека с острова Инишмаан».

Два артиста ТЮЗа — Евгений Козлов и Людмила Павловская — отмечены в номинации «Лучшая мужская роль» и «Лучшая женская роль второго плана».

В номинации «Лучшая мужская роль второго плана» награду получил Максим Солнцев (Нижегородский областной драматический театр, Саров) за работу в спектакле «Чудесный сплав».

Спектакль «Уроки радости» получил приз как «Самый добрый и оптимистический спектакль». Артистка Екатерина Исайчева удостоена награды в номинации «Лучшая женская роль».

Два специальных диплома вручены режиссерам. А.Подскребкин (Дзержинский театр драмы) отмечен за удачную работу с молодыми артистами. Наш В.Арсеньев награжден за лучшую режиссуру и художественное решение спектакля «Васса».

В номинации «Специальные дипломы артистам» Елена Киркова (ТЮЗ, Нижний Новгород) отмечена за самый интересный ввод в спектакль, Светлана Киверская (театр драмы, Саров) — за удачную музыкальную роль, а Дмитрий Сидорков (студия «Зеркало», лицей № 15, Саров) назван «Юным дарованием».

В каждом спектакле определялись и лучшие артисты. По мнению жюри, особых похвал заслужили Александр Барковский и Марина Ильичева («Калека с острова Инишмаан»), Вячеслав Решиков («Блин-2»), Андрей Рудченко и Екатерина Главатских («Чудесный сплав»), Александр Куприянов и Наталья Толстякова («Маленький принц»), Людмила Антипкина («Уроки радости»).

Детское жюри отметило работу артиста Дзержинского театра драмы И. Тарасова в спектакле «Блин-2».

И напоследок. К сожалению, фестивальной атмосферы за кулисами не получилось. Иногородние актеры отыгрывали спектакль и тут же садились в автобус, наши были заняты на репетициях. Не было «разбора полетов» жюри, братания за сценой, совместных обсуждений. Так что фестиваль, на мой взгляд, прошел скорее в формате недельного гала-концерта. Но, может быть, в следующий раз будет лучше…

Елена Трусова

20.03.2009

Материал взят с сайта www.sarov.info